Мини-чат

Войти на сайт

  • Страница 1 из 1
  • 1
Аниме форум » Наше творчество » Книжная полка » Фанфики » Festis bei umo canavarum (Немного о соулмейтах)
Festis bei umo canavarum
VitrumOffline
Завсегдатай
Дата: Воскресенье, 21.01.2018, 16:09 | Сообщение #1

Автор: Vitrum

Фэндом: Ikon

Пэйринг или персонажи: Чжунэ\ОЖП, Чжинхван

Рейтинг: PG-13

Жанры: Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort, AU, Соулмейты

Размер: Мини

Кол-во частей: ?

Статус: в процессе 

Описание: "Ты станешь моей погибелью".

Примечание:  AU! Soulmate, в котором родственные души чувствуют боль друг друга и разделяют одни и те же травмы.



Глава первая.

AU! Soulmate, в котором родственные души чувствуют боль друг друга и разделяют одни и те же травмы.

Чжунэ сначала заливисто смеется, запрокидывая голову назад и держась руками за живот, потому что ему кажется, что тот вот-вот разорвется, и ему звонко вторит смех Чживон. Ханбин только снисходительно улыбается, покачивая головой, словно наблюдает за детьми, а Чжинхван изо всех сил пытается сдержать тоненькое хихиканье.

Чжунэ сначала смеется, вокруг его друзья, он до безумства пьян, и ему безумно хорошо — ему уютно. И даже присутствие Чживона рядом уже даже не смущает. А потом всё вдруг внутри смолкает, словно его с головой окунают в воду, Ку чувствует, как будто всё внутри скручивает в стальные канаты. Легкие неприятно сдавливает, словно кто-то выбивает оттуда воздух. Он крепче прижимает руки к животу, но уже не от смеха — ему так чертовски больно, и это чувство заглушает все остальное.

Перед глазами всё начинает плыть, Чжунэ лишь может различить обеспокоенное лицо Чжинхвана, что склонился над ним. Ханбин подскакивает сразу, что-то неразборчиво кричит и отрезвляюще бьет по щекам, но боль горящей щеки не идет ни в какое сравнение с той болью, которую он испытывает в данный момент, его словно перекручивают, пытаются вить из него веревку. Ханбин просит помощи у Чживона, они вместе помогают Чжунэ подняться и помогают лечь на диван в их гостиной комнате. Они хотят вызывать врача — их останавливают.

— Боль не его, — хрипло говорит Чжинхван, ловля вопросительные взгляды на себе и на Ку, — Боль его соулмейта. Пока тот не перестанет её чувствовать — не перестанет и он.

Он шепчет что-то подбадривающе Чжунэ, но тот не слышет. На фоне такой нестерпимой боли всё остальное напрочь глохнет. Сворачивается клубком, притягивая колени к груди и глухо стонет. По щекам к шее скатываются прозрачные, соленые слёзы. Чжунэ держится изо всех сил, не сразу осознает, что эти слезы — его, и мычит в подушку, когда чувствует новую волну боли. Глаза неприятно жжет от потока слез, и губами, искусанными до кровавых подтеков, что-то бормочет, чего не разбирает никто. Ханбин предлагает воды, одеяло, обезболивающие — хоть немного облегчить страдания, но Чжинхван лишь отрицательно мотает головой. Не поможет. На личном опыте видел, точно так же пытался помочь хоть малейшей мелочью, но эффект оставался тем же. Чжинхван ничего не мог поделать с собственной беспомощностью, ничего не мог поделать с Ку. Здесь ничем не поможешь.

Чжунэ глотает молча слезы, пряча лицо в подушку. Он совсем не хочет показывать ребятам себя таким. Вечер окончательно испорчен. Ханбин провожает Чживона и уходит вместе с ним, понимая, что в данной ситуации они все равно бесполезны, а стоять над чужой душой — не самое приятное занятие. Чжинхван говорит, что останется, и никто из ребят не высказывает возражений.

Ханбин кидает мимолетный, сочувствующий взгляд и скрывается за дверью. У Чжунэ лицо наливается кровью, все тело словно раздирает. Он буквально ощущает, как кожа горит на скуле, спине, животе. Повсюду.

«Что же с тобой там происходит? — тревожится одной мыслью парень, — я могу забрать твою боль полностью себе?»

Чжунэ бы начал молился всем богам, которых знал, если бы ответ был «Да». Он был бы согласен на всё, лишь бы там, где-то возможно очень далеко, его предназначенный человек перестала так страдать. Ку даже не ведает, кто его, эта самая родственная душа: где она живет, сколько ей лет, и на каком языке говорит. Но душа болит так, словно Чжунэ с самого рождения общался со своим соулмейтом. Больше всего он боится, что однажды перестанет чувствовать уколы боли. И так же переживает, когда их чувствует вновь.

— Это правда настолько больно? — с грустью спрашивает Чжинхван, присаживаясь рядом с другом и прикладывая прохладную ладонь к чужому горячему лбу. Видит, как на скуле наливался синяк. Даже если приложить лед — синяк не пройдет, до тех пор, пока он будет у того, кто его получил.

Парень корчится по всему дивану, потому что привыкнуть к боли не выходит, она тупо режет по органам, и держится за чужую руку словно она — лучик света в пучине боли.

Это правда настолько больно.

Чжунэ бы предпочел умереть.

***

Чжунэ начал чувствовать своего соулмейта когда ему исполнилось около девяти лет. Чжунэ сам по себе был очень спокойным, в меру аккуратным ребенком, который никуда лишний раз не совался, боясь поранится, и сильно испугался, когда лежа в кровати во время дневного сна, почувствовал резкую боль и, скинув с ног синее в желтую звездочку одеяло, наблюдал, как колени покрывались багровыми синяками.

По началу, это даже приносило какое-то мимолетное веселье, какие-то теплые чувства, описать которых Чжунэ не был в состоянии. Его по-своему умиляло то, как с некоторой периодичностью он ощущал мимолетные уколы в пальцах.

«Учится вышивать, наверное».

Замечал слабую ноющую боль в пояснице, стертую кожу на коленках и ладошках.

«С дерева, наверное, шлепнулась»

Чжунэ очень удивился, когда один раз посреди учебы вскрикнул от боли и заметил, как на руке остаются следы чужих зубов.

«Да что у неё там вообще творится?»

А спустя недели две, или три, где-то около того, Чжунэ снова ощутил на себе боль от укусов. Только в этот раз следы были такие, словно покусали собаки.

Чжунэ улыбался, каждый раз рассматривая тонкие царапины на руках.

«С котом игралась»

Он часто перед сном открывал окно, позволяя прохладному свежему воздуху проникать в его маленькую комнату. Опирался локтем на подоконник, сидя на кровати и смотрел в звездное небо, которое завокли многоэтажные здания и провода.

Чжунэ ассоциировал это с жизнью. Чтобы увидеть небо, чтобы добраться до своей звезды, — нужно преодолеть большие, как многоэтажки, трудности и изворотливо обойти паутину, состоящую изо лжи, встречая на своем пути, которые, так или иначе, повлияют на твою мечту.

Вот он сидит где-то здесь сейчас, в самом сердце Сеула, вздыхает тяжело куда-то в пустоту, по-прежнему пытается более-менее хорошо учится, бережно относится к своему телу, лишний раз даже не выходя на улицу. Ему хватает и того, что он и так видит. Он не хочет разочароваться в мире и людях ещё сильнее.

Чжунэ ещё ребенок, который просто слишком рано понял основы этого гнющего мира. Внутри него ещё теплилась надежда встретить того, кто ему предназначен. Встретить до того, как его соулмейт угробит себя окончательно.
Аниме форум » Наше творчество » Книжная полка » Фанфики » Festis bei umo canavarum (Немного о соулмейтах)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: