Мини-чат

Войти на сайт

  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Аниме форум » Наше творчество » Книжная полка » Фанфики » Момои
Момои
НукиOffline
Завсегдатай
Дата: Среда, 14.01.2015, 04:43 | Сообщение #31
Прикольно
HikаriOffline
Отшлёпанный
Дата: Среда, 14.01.2015, 15:04 | Сообщение #32
ღЦуки-chanღ, Я так рада, что тебе нравится)
HelaOffline
Завсегдатай
Дата: Среда, 14.01.2015, 15:07 | Сообщение #33
Hikаri, даа ты просто умничка кись)
HikаriOffline
Отшлёпанный
Дата: Воскресенье, 15.02.2015, 14:04 | Сообщение #34
Глава 12

Чёрный человек в балахоне


Пока Касуга отсутствовал, Момои вся извелась. Правда, открытая ей, все перевернула, но одновременно чудесным образом и объяснила странности поведения Алекс и Араки. По крайней мере, девушке так казалось. Помогая Кисэ и другим матросам с починкой бизань-мачты, Момои то и дело поглядывала в сторону капитанской каюты, и как только англичанин вышел оттуда, немедленно кинулась к нему. Но еще раньше рядом с Касугой оказались Хикари с Акаши.

— Что сказал папа, Касуга?

— Что испанцам в этот раз повезло! — усмехнулся Касуга. — Видите ли, ребятки, негодяй Тацуми отправился за куда более ценными трофеями, чем эти три корабля.

— И что это за трофеи? — недоверчиво нахмурилась Хикари. — Какая-нибудь сказка о таинственных кладах, которую ему напела твоя разлюбезная Алекс, да Араки вместе с ней?

— Узнаете в свое время! — англичанину надоело быть вежливым и он слегка оттолкнул подростков. — Иди займись чем-нибудь. Разработай план высадки десанта в Лондоне, королеву давно пора ограбить. Странно, что до этого еще никто не додумался… Сацуки! Нам надо поговорить.

Они отошли от расстроенных, но почему-то промолчавшим Хикари с Акаши. Однако, прежде чем что-нибудь ей сказать, Касуга отвел девушку в каюту, где жил Кикоро, боцман и одновременно помощник капитана. Здесь же квартировал теперь старина Лао.

— Ты теперь будешь жить тут! — сказал Касуга и закрыл дверь изнутри. — Если, конечно, согласишься помочь мне отыскать Алекс с Араки. С капитаном Сейджуро я договорился, правда, пришлось приврать… Вот ты удивлялась моей лжи, считал ее недостойной. Но как без нее? Мы среди пиратов, а они не совершают добрых дел, они заняты своим обогащением. Поэтому, кто бы ни спросил, говори одно: мы плывем за сокровищами. И все, за остальными ответами пусть идут к капитану!

— Что за сокровища? — не поняла Момои.

— Ну, вообще-то, у меня есть подозрение, что женщины именно так сказали Тацуе и даже, может быть, подсунули какую-нибудь фальшивую карту. Они много фантазируют, а потом сами же верят своим фантазиям. Алекс ведь, наверное, говорила тебе, что много путешествовала? Увы, это неправда. Но так протекает ее заболевание… Так что дети капитана, по случайности, оказались права. Для Сейджуро я сочинил немного другую историю, но пока не думай об этом. Скажи мне, Сацуки, ты действительно очень хочешь снова увидеть Араки с Алекс и зачем?

— Больше всего на свете! — воскликнула Момои. — Да как я могу желать чего-либо иного, если Алекс больна?! Мы должны помочь ей! А Араки может рассказать о моем поместье, многие ли из слуг остальсь живы!

— Да, конечно! — Касуга вытащил из кармана не знакомую девушке фигурку рыбы и сразу повесил ее Сацуки на шею. — Не спрашивай, как она у меня оказалась. Расскажу как-нибудь потом. Пока знай одно: когда рыба коснется твоей кожи, вспомни о Алекс или о Араки, почувствуй, как сильно ты хочешь их видеть.

— А потом? — Сацуки прижала рыбу к груди. — Что потом?

Кожу несильно кольнуло, потом рыба стала теплой.

— А потом попробуй сказать мне, что делать, — сказал англичанин, пристально глядя девушке в глаза. — Как отыскать их?

Как объяснить, что со девушкой происходило? Минуты не прошло, как Сацуки уже точно знала, в каком направлении «Каравелле» следует идти, чтобы приближаться к женщинам. А еще она просто физически почувствовала, что они стремительно удаляются. И это было больно, у девушки закололо в сердце. Никогда она так не стремилась оказаться рядом с ними! Алекс больна, а араки может поведать о том, что случилось с поместьем, после ее ухода. Но они обе удалялись. Ее желание будто бы тысячекратно усилилось в один миг. Если бы на пути девушки стояли сотни вооруженных воинов, она кинулась бы в бой. Если бы она была на берегу, девушка связала бы два бревна и бросилась в океан. И знала, что победила бы! Но, к счастью, теперь в ее распоряжении был целый корабль.

— На починку, хоть небольшую, нужно еще несколько часов… — выговорила Момои, когда обеспокоенный Касуга потряс ее за плечи. — Раньше нам не пойти достаточно быстро. Он увозит их, господин Касуга! Негодяй увозит их!

— Курс! — потребовал Касуга и Момои увидела, каким бешеным, жадным огнем горят его глаза. — Дай мне курс!

— Они идут на восток, к Ветренному проливу! — не зря Сацуки успела ознакомиться с некоторыми картами Сейджуро. — Нам нужно туда, как можно скорее! Мачту можно чинить и на ходу!

— Черт с ней, с мачтой!

Касуга в мгновение ока вытащил девушку на палубу и поволок к компасу. Стоявший рядом со штурвалом Сейджуро вопросительно посмотрел на него.

— К Ветренному проливу! — крикнул англичанин, бросил взгляд на компас и послюнявил палец. — Ветер меняется, капитан! Ветер меняется, он уже почти попутный!

— Ну, и ни к чему, чтобы он лупил нам прямо в корму, — хмыкнул бородач. — Значит, Сацуки, ты теперь знаешь, куда нам идти?

— Да, и я умоляю вас, капитан, командуйте скорее! Вы обязаны их догнать!

— Я? Обязан? — в голове Сейджуро эти два слова явно никак не связывались. — Я, девочка, не обязан, а хочу их догнать. И догоню, тысяча чертей! — он закрутил штурвал. — Вот только какого рожна их понесло назад к Эспаньоле?..

— Пролив! — напомнил Касуга. — Они пойдут на север, я уверен!

Корабль лег на нужный, безумно нужный Сацуки курс. Но они продолжали удаляться, и Момои чувствовала эту странную душевную муку. Не в силах стоять на месте, Сацуки неуверенно двинулся вперед и вскоре оказался возле бушприта.

— В море только не прыгай! — посоветовал ей Тецу и кисло усмехнулся. — Корабль не обгонишь.

— Они уходят от нас все дальше… — беспомощно пролепетала Момои. — Все дальше.

— Наверное. Однако ветер крепчает! — Тецу по-матросски лихо сплюну далеко за борт и проследил за судьбой плевка на поверхности воды. — Мы неплохо разгоняемся, Момо. Так значит, с помощью какой-то штучки ты обзавелся глазами цвета ночного неба и теперь видишь ими, где сейчас Араки с Алекс?

— Да! То есть нет… — Момои едва вспомнила, о чем ее предупреждал Касуга. — Теперь я знаю, где находится клад, за которым спешит Тацуми, и могу отвести туда «Каравеллу» без карты!

— Тебе и компас не нужен, как я погляжу! Интересно лишь, отчего Касуга сам этим не занялся?

— Оттого, что это невозможно. И давай поговорим об этом в другой раз! — Касуга встал рядом с ними. — Все же «Леона» очень быстроходна, и гнаться за ней придется долго. И починка продолжается… Капитан вечером будет говорить с командой о новом «охотничьем соглашении». Но тебе, сацуки, там присутствовать не обязательно. Я сам позабочусь, чтобы ты получила свою долю. Иди-ка в каюту и приляг — у тебя не слишком здоровый вид.

— Новое «охотничье соглашение»? — Тецу даже присвистнул. — Похоже, Сейджуро не знает, куда плывет, и хочет заранее подстраховаться!

Касуга увел Сацуки с носа корабля и вернул в каюту. Это было трудно, но Момои и сама понимала, что торчать у бушприта все плавание — невозможно. Да и легче ей там не становилось. Больная Алекс и Араки, которая могла поведать о поместье, по-прежнему удалялись.

Зато их брат был чрезвычайно доволен.

— Ветер крепчает, Сацуки! И я уверен, что не ослабнет до тех пор, пока мы не достигнем цели! Прости, я должен тебя оставить. Если не возражаешь, пришлю Кисэ — пусть он присмотрит за тобой.

— Нет, лучше Тецу!

Когда за англичанином закрылась дверь, Момои подошла к зеркалу. Вид у нее и правда был, как у больной лихорадкой. Глаза ввалились, сама девушка будто высохла, от напряжения в шее чуть тряслась голова. Она чувствовала, что как только снимет с шеи рыбу, ей станет легче. Но тогда она потеряла бы эту могучую связь с женщинами, перестала бы их чувствовать… Опустившись на койку Кикоро, Сацуки попыталась сосредоточиться, но не смогла — все ее мысли были очень далеко. Пришел Тецу, попробовал разузнать что-нибудь, и Момои выложила ему все, что узнала от Касцги, затем попросила его не надоедать и легла, уставившись в потолок. Так время тянулось до вечера, и Сацуки постоянно чувствовала, как все дальше и дальше от нее уходитят Араки с Алекс. Ниточка, тянувшаяся к ним, становилась все тоньше, все болезненнее, но оборваться не могла. Потом пришли Кикоро и Лао, забрали свои вещи, что-то ворча про «оборзевших мартышек» — капитан Сейджуро приказал оставить за ней и Тецу всю каюту.

Ночью девушка не спала, а лишь время от времени впадал в нездоровую, полную смутных кошмаров дремоту. В один из таких припадков, делавших ее только слабее, Сацуки увидела Черного.

— Хоть и не русалка, а рыба, у тебя — это хорошо! — сказал он. — Это самое главное. Теперь мы сможем обо всем поговорить.

— Я не хочу разговаривать! Я хочу увидеть Араки, что бы узнать все о поместье, даже если это будет стоить мне жизни, вот и все. Уходи.

— Тебе так плохо оттого, что цель удаляется, — человек в балахоне присел рядом и Момои а понимать, спит она или бодрствует. Веселое посапывание Тецу с соседней койки Сацуки тоже прекрасно слышала. — Рыба с русалкой ведут ваш корабль к цели, и если бы этой целью был, скажем, далекий остров, то с каждой милей ты становилась бы сильнее. Но ты следуешь за женщиной, которая убегает… Что ж, пусть так. Главное, помни: когда ваш корабль начнет нагонять их, тебе полегчает. А до тех пор держись.

— Когда, когда я ее увижу? Сколько мне ждать, пока хотя бы парус не покажется?! — почти закричала Момои.

— Вы встретитесь нескоро и очень далеко отсюда, — уверенно сказал Черный. — Потому что твоя истинная цель не женщина, а остров, покрытый дубовым лесом. Там, где Дьявол сторожит Демоническую Башню, ты поймешь свое предназначение…

— Уходи! — взмолилась Сацуки. — Уходи, я не хочу слушать о дьяволах и демонах, я и так вот-вот сойду с ума!

Вместо ответа он вдруг быстро протянул свою черную руку и ухватил холодными пальцами цепочку на ее шее. Миг — и фигурка рыбы закачалась над ее грудью, не касаясь кожи. Момои хотела схватить ее, но вдруг почувствовала, как чудовищная тяжесть отпустила девушку. Сразу захотелось спать.

— Нет, не спи! — приказал человек в балахоне. — Часто так делать нельзя — ветер ослабнет, и Араки уплывет еще дальше. Но иногда можешь понемногу отдыхать. Попроси Тецу, чтобы он следил за тобой. Он твой парень, он поможет. Но не спи! Послушай меня еще немного. Рыба, как и русалка, направляет все стихии на пользу тебе, чтобы…

— Кто ты? — это Момои должна была выяснить с самого начала. — Кто ты такой? Человек, демон, морской черт? Что случится, если я тебя перекрещу?

— Ничего не случится, можешь попробовать, — Черный не испугался, и Сацуки стало спокойнее. — А кто я… Ну, пусть я буду человек. Может быть, все люди когда-нибудь станут такими, как я. А может быть, они были такими когда-то давно, до начала времен. И есть ли разница? Тебе важно знать одно: есть сила, которая стремится помочь твоей родине — я имею в виду всю Японию, Сацуки.

— У нас Аймар, война… — припомнила Момои. Происходящее за океаном стало таким далеким. — Что-то вы нам плохо помогаете.

— Может быть, если есть те, кто помогает, то есть и те, кто мешает? — предположил Черный и усмехнулся. — Да и откуда тебе знать, кто мешает, а кто помогает Японии? Может быть, Аймар — спасение? Путь к тому, чтобы Япония стала абсолютной владычицей морей, открыла новые страны, целые континенты раньше, чем это сделали бы другие? Наша помощь неоценима. Помощь, которая приходит через волшебные предметы. Главное, чтобы они попали в нужные руки. Рыба когда-то принадлежала португальцам. Но Португалия оказалась неверным выбором. Тогда мы постарались, чтобы рыба и некоторые другие предметы оказались в Испании. Эта страна тогда никому не казалась заслуживающей внимания. Но мы выбрали ее для важной миссии, и все изменилось. — Черный покачал рыбой. — Все это похоже на сказку? Но что заставило Магеллана, не взирая ни на какие трудности, идти и идти вперед?

— Магеллан погиб! — Момои все-таки умела поспорить. — И погибли многие другие. Не похоже, чтобы рыба сильно ему помогала…

— Потому что есть и другие силы! — Черный снова покачал рыбой. — Магеллан потерял его, и прошло время, прежде чем предмет нашелся. Ему мешали враги. Но вокруг тебя их сейчас нет. Араки уже давно потеряла свою рыбу. И «Каравелла» будет мчаться к цели день и ночь, и команда не станет бунтовать, и ни один враг не встанет на пути. Плыви смело, Сацуки, но не забывай иногда отдыхать.

Фигурка упала девушке на грудь, и она почувствовала знакомое покалывание.

— Но зачем мне идти к Демонической Башне?! — успела спросить Сацуки, когда Черный уже почти истаял.

— Мы еще поговорим об этом.

И все вернулось. За время их разговора «Леона» опередила «Каравеллу» еще на милю. Момои не знала, в самом ли деле говорила с черным человеком в балахоне, но одно уяснила: она обязательно должна понемногу отдыхать, иначе просто не выдержит.

Утром Сацуки сняла фигурку и попросила Тецу разбудить ее через четверть часа. Когда срок давно прошел, а ветер стих и начал менять направление, обеспокоенный Касуга прибежал к ним в каюту и застал Куроко, который тоже снял свою фигурку и убрал в ящик, за безуспешными попытками заставить Момои открыть глаза — так девушка вымоталась за ночь. Англичанин отшвырнул от девушки беднягу, отыскал рыбу под подушкой и вложил ей в руку. Спустя секунду Сацуки проснулась, и «Каравелла» снова набрала полные паруса попутного ветра.

Дни шли за днями. Сацуки никого не хотела видеть и не выходила из каюты, только Тецу девушка подпускала к себе и часто разговаривала с ним о сокровищах тамплиеров и о русалке с рыбо. Время от времени, чтобы поесть или поспать, девушка ненадолго снимала рыбу, а потом Тецу вешал ее Сацуки на шею обратно. Они прошли Ветренный пролив, отделявший Эспаньолу от Кубы, и устремились на север вслед за «Леоной». Ближе к Багамским островам Сацуки понемногу начало становиться легче — их бизань наконец была полностью восстановлена и «Каравелла» шла под всеми парусами. Теперь Араки понемногу начала приближаться. И, как и обещал Черный, Момои становилось легче с каждой милей!

Вскоре девушка начала выходить на палубу. Хикари с Акаши, увидев Сацуки первый раз, даже испугались.

— На кого ты стала похож, юная Тристанка или как прикажешь тебя называть?! Бледная, худая!

— Надеюсь, скоро приду в обычное состояние! — Момои улыбнулась им и почувствовала, как больно натянулась кожа на щеках. — Мы начинаем догонять их.

— Пора бы! — фыркнула Хикари. — Мне эта гонка порядком надоела. Ветер такой, что можно к парусам вообще не притрагиваться. А вся команда будто с ума посходила: только и говорят о несметных сокровищах Морского Дьявола, о которых мой папаша сочинил для них целую поэму! И Касуга, конечно, не отстает. Это странно — обычно моряки побаиваются таких легенд.

— Но теперь-то, я думаю, все готовы идти до конца? — спросила Момои, довольно поглаживая рыбу сквозь одежду.

— Да… — Акаши с подозрением прищурился. — Что вы с Касугой затеяли, а, госпожа Момои Сацуки? Во что втянули моего отца и Тецу впридачу?

— Мы плывем за сокровищами! Обычное пиратское занятие, разве нет?

— И все равно мне это не нравится. Вы все лжете, но, похоже, на «Каравелле» это понимаем только мы с сестрой. Что ж… Тогда скорее бы мы достигли цели — где-то к западу, совсем уже рядом, Новый Амстердам.

— Новый Амстердам? — Сацуки все еще не слишком разбиралась в географии Нового Света. — Но где это?

— Я же сказал: к западу! — фыркнул Акаши. — Голландская колония на побережье, говорят — настоящий город, как в Европе. Я предложил отцу устроить там небольшой переполох, но он, конечно, и слушать не хочет! Даже стыдить меня взялся: мы, мол, тоже голландцы. А когда грабил голландские суда, представь, патриотом не был! Но я это все говорю только к тому, что мы забрались уже так далеко на север, что скоро, наверное, айсберги увидим.

— А Новая Шотландия? — вспомнила Сацуки рассказы дяди Лао. — Это тоже где-то здесь?

— Где-то здесь! — передразнила девушку Хикари. — Только еще севернее. Надеюсь, ты туда не собираешься — дикие края, там индейцев больше, чем белых. А белые, наверное, все бандиты не хуже охотников нашего милого Касуги. И все такие же нищие.

Момои поняла, что именно последний пункт отваживал Хикари от посещения Новой Шотландии. И все же лни приближались к ней с каждым днем — несколько быстрее, чем приближались к Араки. Сацуки чувствовала: «Леона» совсем рядом, и лишь быстроходность корабля не позволяет им ее нагнать. И все же каждый день, с утра до вечера Момои ждала крика марсового.

— Может быть, все дело в свойствах рыбы и русалки, — сказал ей как-то раз рассудительный Касуга. Он уже знал, что девушка все рассказала Тецу, и Куроко теперь тоже присутсвовал при их разговорах— Видишь ли, Сацуки, Рыба с русалкой притягивают попутный ветер. Пока мы были далеко, «Леоны» это не касалось. Но теперь, боюсь, он дует и в ее паруса. Ничего страшного — у них ведь есть цель, и когда они причалят, мы быстро их настигнем.

— Но какая цель? — забеспокоилась Момои. — Вы говорили, что они могли нарисовать для Тацуи какие-нибудь фальшивые карты? Что будет с ними, когда этот мерзавец раскроет обман?

— Думаю, он ничего не успеет сделать — ведь если я прав, мы совсем рядом! — обнадежил ее англичанин. — Ну, а куда они его ведут… Что-то мне подсказывает, что мы об этом скоро узнаем. Потерпи еще немного.

Спустя еще пару дней Момои с Тецу уже не сомневались: Касуга прав. Расстояние до Араки не увеличивалось и не сокращалось. Выходило, что прав и Черный, являвшийся Сацуки то ли во сне, то ли в бреду. Встреча состоится на острове, поросшем дубами. Вскоре им пришлось чаще давать указания Сейджуро: Тацуя сменил курс и приблизился к побережью.

— Канада! — ворчал капитан. — На моих картах нет этой чертовой Канады!

— А мне говорили — тут Новая Шотландия, — осмелилась заметить Сацуки.

— Какая разница?! — вскипел Сейджуро. — Как эту холодную задницу не назови, все равно она останется холодной задницей! Касуга, если он пойдет вверх по реке, дело плохо. Уже осень, значит — гарантирована зимовка. Отправлю тебя в снежный лес, лосей бить!

— Думаю, ты не прав! — уверенно сказал Касуга. — Тацуя и его парни боятся зимовки еще больше, чем мы. Говорю тебе: мы у цели!

И охотник снова угадал. Они прошли мимо нескольких островов, и, наконец, как-то утром увидели мачты. Спустя час они уже осторожно входили в бухту, где стала на якорь «Леона». Сейджуро, к ужасу Сацуки, приказал открыть пушечные порты и изготовиться к бою, но на грот-мачту корабля Тацуи взвился белый флаг. Они подошли еще ближе и спустили шлюпки.

— Где они? — подошел к Тецу и Момои Касуга, держа в руках любимое ружье. — Вы чувствуете? Они рядом?

— Они недалеко, — признались подростки. — Но не на корабле. Араки с Алекс в том направлении, где-то в лесу.

— Капитан? — Касуга крутнулся на каблуках. — Надо отправить экспедицию, немедленно!

— Я сам знаю, чего мне надо! — одернул его Сейджуро. — Идем к «Леоне», и если Тацуя там — я его вздерну! А если нет, будем искать в лесу. Главное, захватить корабль, тогда ни Тацуя, ни твои Алекс с Араки никуда не денутся с этого чертова острова.

Они высадились неподалеку от «Леоны», но так, чтобы их пушки не могли нас достать. Канонирам на «Каравелле» капитан отдал строгий приказ: если команда попробует хотя бы только выбрать якоря, разнести корабль Тацуи на куски. Но Сацуки не сомневалась, что Тацуи на судне нет — если Араки ушла в этот дикий, мрачный северный лес, то и он тоже. Рыба звала ее немедленно отправиться на их поиски, и Момои умоляюще посмотрела на Касугу.

— Отдай мне фигурку, Сацуки! — Касуга протянул руку. — Ведь она тебе больше не нужна.

— Подождите, господин Касуга! — путь ему прегладил Куроко. — А вдруг на этом острове есть пещеры или он больше, чем кажется? С рыбой Момо всегда сможет найти ваших сестер, и лучше бы сделать это сразу, пока с ними что-нибудь не случилось!

— Ты прав, тысяча чертей! — Касуга оглянулся на Сейджуро, не спеша шагающего к «Леоне» во главе вооруженного до зубов десанта. — Но у меня договор с капитаном, а старик не любит, когда договор нарушается. Придется немного потерпеть.

Момои, скрипнув зубами от злости, полезла за пазуху — оторвать рыбу от кожи, получить отдых. Но рядом оказались Хикари с Акаши, которым отец, вообще-то, приказал оставаться на борту.

— Послушная малышка Сацуки! — с издевкой сказала Хикари. — Дай-ка лучше мне эту «рыбу», если я верно расслышала Касугу. И я сама посмотрю, что такого интересного в дубовом лесу. А Кисэ составит мне с братом компанию.

— Ваш отец жутко рассердится… — Рета, словно верный оруженосец, держал на каждом плече по мушкету.

— Ты тоже боишься? — Хикари бросила на Сацуки короткий взгляд, поняла, что рыбу девушка не отдаст, и они с Акаши пошли к лесу, на ходу вытаскивая из-за пояса пистолет. — Ладно, одна с братиком погуляю.

Нужно ли уточнять, что Момои с Тецу и Кисэ, переглянувшись, двинулись следом? Как раз в этот момент команда «Леоны» в полном составе попрыгала прямо через борт и отправилась сдаваться Сейджуро. Тацуя, конечно же, ушел вместе с Араки и Алекс, прихватив с собой лишь несколько человек. Минута, и компания оказалась под кронами могучих деревьев, встречу с которыми предрекал Сацуки Черный. Момои с Тецу вышли вперед — рыба с русалкой лучше всякого компаса указывали им на Араки.

— Что за сокровища могут быть в такой дали? — беспечно болтала Хикари. — Нет пиратов настолько сумасшедших, чтобы тащить их сюда! Хороший тайник всегда где-то неподалеку, так удобнее. Но, раз уж мы здесь, надо придумать острову какое-нибудь название. Рета, как бы ты его назвал?

— Ну… — Кисэ оглянулся и пожал придавленными мушкетами плечами. — Остров Дубовый.

— Ну и фантазия у вас, мистер Рета! — захихикала Хикари. — Впрочем, пусть будет Дубовый, раз уж вы так любите дубы. Тут, наверное, и правда, ничего кроме дубов нет.
HikаriOffline
Отшлёпанный
Дата: Суббота, 25.04.2015, 22:38 | Сообщение #35
Глава 13
Перемещение во времени

Алекс с Араки и Тацуя не успели уйти от берега далеко — за четверть часа Момои с Тецу уверенно вывели их маленький отряд прямо на них. И едва заслышав звонкий и сердитый голос той, которую так желала увидеть, Сацуки сообразила, что глаза у нее цвета ночного неба. Увидев их, Алекс решит, что это она украла ее талисман! Девушку стало стыдно и она сорвала с шеи цепочку, чтобы тут же спрятать фигурку в карман. На миг у нее закружилась голова, Сацуки остановилась, и почувствовала, как ее схватила за плечо Хикари.

— Тише! — прошептала она ей в ухо. — Не торопись, давай послушаем!

Кисэ, сделав еще шаг, присел и осторожно отвел в сторону ветвь кустарника. Перед ними оказалась крошечная поляна, в центре которой находился колодец с очень невысокими каменными бортами. Прямо на толстой ветви могучего дуба был закреплен блок, который, надо полагать, пираты принесли с собой, а на блоке — тонкая цепь. Рядом с колодцем стояли Тацуя и двое его людей, все с пистолетами наготове, а напротив них Араки с Алекс, мокрые с головы до ног, жалкие и едва не плачущие. Если бы рыба все еще касалась кожи Момои, она кинулась бы к носительнице информации о поместье, но теперь смогла сдержаться.

— Какого дьявола?! — хрипло выкрикнул Тацуя. — Где мои парни?!

— Говорю тебе: там кто-то есть! Не опускайте цепь, тварь выскочит и убьет нас! — кричала Араки.

Тацуми задумался, но один из пиратов решительно шагнул к колодцу.

— Мы так дела не делаем, капитан! Я сам слышал, как Лин кричал — он жив!

Тацуя кивнул и пират опустил цепь. Обежав колодец, женщины оказалась за спиной капитана, положили руки ему на плечи и что-то зашептали в ухо. Он лишь с досадой дернул плечом.

— После всего, что случилось, не знаю, как мы скажем ребятам, что сокровищ не нашли! — продолжал ворчать тот пират, что заступился за товарищей. — Чертовщины и так уже хватает!

И тут он отшатнулся, после чего даже до маленького отряда донесся жуткий, усиленный шахтой колодца звук, похожий на частое клацанье зубами. Цепь мгновенно натянулась, словно на ней повис кто-то тяжелый.

— Лин! — закричал пират, прицелившись в колодец. — Лин, ответь, если ты жив!

В ответ ему из колодца вылетели какие-то лохмотья… Лишь когда они упали на траву, все поняли, что это куски разорванного в клочья человека. Пират закричал и выстрелил вниз.

— Отвяжите цепь! — Тацуя попятился от страшного колодца. — Быстрее!

Второй пират кинулся к дубу, вокруг которого они ее обмотали, но времени не хватило. То ли рука, то ли лапа, необычайно длинная, и от того показавшаяся Момои тонкой, высунулась из колодца, и в тот же миг тот пират, что все еще стоял рядом, исчез. Сацуки заметила лишь, как его ноги мелькнули над колодцем, настолько быстро все произошло. Снизу послышался его истошный, нечеловеческий крик, затем наступила тишина. Пытавшийся освободить закрепленный конец цепи пират бросил свое занятие, упал на колени и принялся молиться.

— Проклятье! — Тацуя вытащил женщин из-за спины и поставил перед собой. — Или вы объясните мне, что происходит, чертовки, или я сброшу вас вниз!

Алекс с Араки испуганно оглянулись и вскрикнули — из колодца снова полетели свежие, окровавленные человеческие останки.

— Мы с кузиной не знали! — Масако попыталась вырваться, но Иацуми держал крепко. — Мы не знали об этой твари, Касуга нам ничего не говорил! Мы спустились вниз и футах в двадцати нашли боковой ход, над самой водой! Он был закрыт, но Ключ, хоть и с какой-то неохотой, открыл дверцу, как и было обещано. Чин прополз в ход, но он понижался, и футов через двадцать оказался затоплен. Он успел вернуться и сказать нам об этом, но тут его сзади схватил этот дьявол, и мы полезли вверх…

— Лазаете вы как кошки! — хмыкнул дрожащий от страха и бешенства Тацуя. — Вот только Лин старый моряк — как так вышло, что вы выбрались, а он не успел?!

— Он пропустил нас вперед, как дам… Пусти же, мне больно!

Тацуя расхохотался и обернулся к молящемуся пирату.

— Ты слышал, амиго? Лин пропустил вперед дам! Да перестань молиться, уже ясно, что тварь или боится наших пуль, или боится солнечного света.

— Скорее света! — Хикари шагнула на поляну и Акаши с Момои и парнями последовали за ней. — Не делай глупостей, Тацуя, у тебя и так дела не в порядке. А тварь из колодца вряд ли боится твоего пистолета — уж слишком быстра…

Тацуя, прицелившийся было в нее, опустил оружие. По глазам пирата было видно, что он лихорадочно соображает.

— Ага, значит, и Сейджуро здесь… Наверное, зол на меня, как толстый бородатый черт, да? Но каким образом, разорви меня акулы, вы нас нашли? Чертовки, вы меня обманули!

— Клянусь, нет! — взвизгнула Араки, когда пират едва не сломал ей руку. — Это Касуга, Касуга обманул нас всех!

Акаши спокойно подошел почти к самому колодцу, но как только его тень упала за низкий бортик, снизу раздались все те же жуткие скрежещущие звуки. Отступив на шаг, Акаши покачал головой.

— Должно быть, там и правда немалые сокровища, если их так охраняют!

— Хватит на всех, если сможем достать, — в тон ему почти добродушно заметил Тацуя. — Ты бы попросил с сестрой отца за меня, а? Я немного оступился, но теперь готов рисковать, чтобы искупить вину. Все из-за этих европейских стерв! И скажи: Касуга с вами?

Момои была потрясена. Мало того, что Тацуя отчаянно валил все на бедную душевнобольную женщину и ее кузину, так он на краю гибели еще и о наживе думает! И тут же Сацуки сообразила, что вся история, рассказанная ей Касугой, похожа на ложь. Если Алекс больна и показывала Тацуе фальшивую карту, то каким образом они все оказались здесь, перед этим сатанинским колодцем?

— Ты готов искупить вину? — хмыкнула Хикари. — Хорошо. Спустись вниз и пристрели гадину! Иначе лучше тебе самому повеситься на нашей мачте, предатель!

Тацуя вскинул пистолет, но Акаши с Хикари подняли свои еще раньше. Рядом с ними тут же встал Кисэ с мушкетом, еще один лежал перед Сацуки на траве. Момои потянулась было к нему, но почувствовала, как в затылок ей ткнулось холодное дуло.

— Этоу я взял, капитан! Да и мальчишка с девчонкой получит свое, если прикажешь! — пират, которого девушка упустила из виду, успел зайти сзади. Из второго пистолета он целился в спину Хикари и Акаши, переводя дуло с девушки на парня и обратно.

Кисэ заметался, наводя тяжелый мушкет то на Тацую, то на его подручного.

— Положите оружие, козлятки! — обратился к Хикари Тацуя, прикрывшись от ее пистолета бледной Алекс, притянув также и Масако. — Положите, и скажи своим друзьям, чтобы не сопротивлялись. А потом будем решать — кто полезет вниз, а кто поможет мне на переговорах с твоим отцом.

Все складывалось не лучшим для них образом, но не успел Тацуя договорить, как грянул выстрел. Холод у затылка Момои исчез и, оглянувшись, девушка увидела падающего пирата. Меткий выстрел пробил ему висок. Сацуки завертела головой в поисках своего спасителя и не слишком удивилась, увидев Тецу, рядом с ним стоял Касуга. Англичанин, широко улыбаясь, держал в одной руке дымящееся ружье, в другой — пистолет со взведенным курком. А Куроко спросил:

— Как ты, Момо? Частенько в последний миг пальцы у умирающего дергаются, будто при конвульсии. Никто не смеет напралять дуло пистолета на мою девушку!

— Я сдаюсь! — Тацуя отпустил женщин и бросил в траву оружие. — А ты все также появляешься из ниоткуда, Куроша. И Касугу успел позвать.

— Конечно! И я… — шагнувший к колодцу Касуга наступил на кусок человеческой плоти и поморщился. — Удивительно! Араки с Алекс успели искупаться, но остались живы! Как водичка, милые?

— Соленая, милый, — мрачно ответила Алекс. — Вы пришли одни?

— Конечно, нет! Просто я охотник, и бегаю быстрее моряков, а Куроша сам по себе маленький и шустрый, — англичанин ногой отшвырнул пистолет Тацуи подальше. — Я успел услышать, что Акаши предложил дельную вещь, дружище! Отчего бы тебе не спуститься вниз? Это лучше, чем остаться без головы, которой Сейджуро украсит свою грот-мачту. Впрочем… — на глаза Касуге попалась голова, выброшенная неведомой тварью из колодца. — О-ла-ла! Одно другому не мешает!

— Касуга, я готов рискнуть, но не идти на верную смерть! — Тацуя сложил руки на груди. — Сбрось лучше туда этих двух чертовок. От них теперь мало толку… Только надо забрать у них Ключ.

— А вот это верно! — Касуга протянул ладонь, и Алекс покорно вложила в нее уже известный Момои ключ. — Что ж, все вышло как нельзя лучше. А теперь, милые Алекс, Араки, отправляйтесь в ад!

— Не смей!

Если Сацуки не выстрелила в Касугу сразу, то только потому, что минуту назад он спас их. Но если бы англичанин только попытался притронуться к Араки, Момои спустила бы курок. Он понял это и отступил на шаг.

— Прежде всего, — продолжила девушка, — хочу узнать правду! Ты ведь лгал мне, так? Это подло! Отвечай или я выстрелю!

— Я сейчас заплачу… — фальшиво простонала Хикари и уже вполне искренне рассмеялась. — Сацуки, ты только что поняла, что тебе лгали?! Это обычное дело, мы пираты! Оставь Касугу в покое или я сама разнесу тебе голову. Хватит в него целиться, тем более я слышу, как через лес ломится какой-то слон. Держу пари на все сокровища всех демонов, что это мой папаша!

Действительно, пираты, не умевшие ходить так неслышно, как охотник и Тецу, приближались. Момои предпочла опустить пистолет и Касуга недобро подмигнул мне. Спустя минуту поляну заполонил целый отряд. Вместе с капитаном Сейджуро сюда явились и Лао, и Кикоро, и еще два десятка пиратов. Хикари с Акаши вкратце объяснили отцу, что произошло на поляне в его отсутствие, и тот, приказав схватить Тацую, осторожно приблизился к колодцу. Дьявол встретил его злобным скрежетанием.

— Тысяча чертей! Да там и правда какой-то дьявол! — захохотал Сейджуро. — Это мне нравится! Но что делать дальше? Касуга, ты только что говорил, что этот Ключ усмиряет Дьявола Подземелья, разве не так? Почему тогда они не смогли войти?

Англичанин помрачнел и ничего не ответил, разглядывая Ключ.

— Может быть, потому что там кое-чего не хватает? Дай-ка мне, Касуга! — Хикари вытащила из кармана какой-то красный стерженек, как Сацуки показалось, стеклянный, и попыталась вставить его куда-то в колдовской механизм Ключа. — Когда последний раз держала эту штуку в руках, как-то случайно вытащила… Ну и решила припрятать — на всякий случай.

— Ах ты дрянь! — Алекс с Араки словно фурии кинулись на нее, но Лао ловко схватил их за волосы. — Ты чуть не убила нас!

— Жаль, что только «чуть»! — Сейджуро обнял дочь, аоторая все еще пыталась вставить стержень в Ключ. — Моя девочка!

— Это не тот Ключ, вот и не сработал, — подал голос Тецу, показывая всем точную копию того ключа, в который пыталась вставить стержнь Хикари. Он подошел к ней выхватил его и ловко вставил в колдовской механизм золотого Ключа. — Мой отец был знаком с тем испанцем. Он рассказал моему отцу все, что знал сам и даже показывал Ключ. Папа в тончайших подробностях описал Ключ мне. И именно его я схватил, когда мы делили награбленное у Ханамии.
—  Что ж, теперь, Тацуя, у тебя есть шанс проверить: работает ли Ключ. — захохотал Сейджуро, потрепав Куроко по голове.

— Я лучше умру здесь, — спокойно ответил пират. — Не хочется быть разорванным на куски заживо. Лучше повесь меня на рее. Или, если Касуга не врет, тебе нужна моя голова на грот-мачту? Забирай — и это лучше мясорубки в колодце!

— А я тебе обещаю, что если останешься жив — прощу! — Сейджуро пребывал в прекрасном расположении духа. — А не пойдешь — повесим на этом дубе, и отправим вниз твоих подружек Алекс и Араки!

— У них в голове вся схема Подземелья! — напомнил Касуга.

— И тебе ее оттуда не достать! — хрипло рассмеялась Араки. — А будете пытать — мы нарисуем вам такой план, что живым не выйдет никто! Так что возьмете нас с собой, вниз.

— Постой! — запротестовал Касуга. — А если вы погибнете — как нам выйти?

— Придется тебе нас беречь!

— Заткнитесь! — проревел Сейджуро. — Хорошо, мы возьмем их, а попробуют снова обмануть, а их разделаю не хуже Дьявола, только медленно. Тацуя! Ты идешь, или вязать петлю?

Криво усмехнувшись, Тацуя взял у Куроко Ключ и медленно подошел к колодцу. Потом заглянул вниз, выставив перед собой Ключ, словно щит. Снизу не донеслось ни звука. Тогда бывший капитан сел на край, зажал в зубах длинный кортик и начал спуск по цепи.

— Спустите ему на веревке лампу! — приказал Сейджуро.

Кикоро исполнил приказание и скоро все, столпившись вокруг зловещего колодца, могли видеть, что Тацуя добрался до самой воды.

— Тут все стены в крови и кишках! — выкрикнул он. — Но вроде никого нет. Вижу боковой ход! Только он не над самой водой, как говорили женщины, а почти на фут выше!

— Конечно выше! Отлив уже час как начался! — фыркнула Хикари и пояснила удивленному отцу: — В колодце соленая вода — значит, он сообщается с морем.

— Интересно, кому бы мог понадобиться такой колодец?.. — Сейджуро слегка пнул кладку. — Держу пари, что не людям! Что ж, раз ход открыт только во время отлива, нечего время терять — нам еще клад вытаскивать! Разматывайте лестницы, зажигайте лампы и вперед! А вы, дети мои, останетесь здесь — уж прости, но…

Договорить он не успел, потому что Хикари с Акаши, помахав отцу шляпами, спрыгнули в широкий колодец, едва не угодив прямо на голову Тацуми.

— Мои детишки! — опять умилился Сейджуро и схватился за цепь. — Оставьте здесь четверых!

Многие матросы не спешили в подземелье Дьявола, поэтому никто не возражал, когда и Момои с Тецу и Кисэ спустились в колодец. Отлив и правда сделал свое дело: боковой ход, примерно двух футов в диаметре, сперва шел вниз, а потом снова поднимался. Во время прилива морская вода каким-то образом затапливала его, но теперь понемногу уходила. Ползший первым Тацуя исхитрился даже сохранить огонь в лампе, и вскоре передал, что попал в какой-то зал. Следом там же оказались и Хикари с Акаши, а вот обладавший толстенным животом Сейджуро сильно замедлил их продвижение. Тем не менее, спустя каких-нибудь полчаса, и Момои оказалась в зале.

Надо сказать, что боковой ход был выстлан какой-то прочной, плотно пригнанной друг к другу плиткой. Стены, пол и потолок зала были сложены из крупных то ли камней, то ли кирпичей, и тоже весьма искусно. Зал имел примерно сто футов в длину и ширину, а расстояние до потолка было примерно футов в десять. В свете ламп подземное сооружение выглядело зловещим, даже при том, что оказалось абсолютно пустым. Сацуки показалось, что она попала в какую-то страшную сказку.

— Ну, и где сокровища? — спросил, осмотревшись, Кикоро, который приполз последним. — Похоже на какое-то индейское капище. Только почему под землей?

— Помолчи! — приказал Сейджуро. В руках он крутил Ключ, который успел отобрать у Тацуи. — Отсюда три хода, видишь? Эй, кузины, пора говорить, куда нам идти.

— Правый ход, — спокойно сказала Араки, задумчиво ощупывая кирпичи. — Ты бы, капитан, лучше за Касугой приглядывал, а не за нами. Теперь от него пора ждать сюрпризов. Он ведь так не любит делиться, верно, милый?

— Испанец говорил, что сокровища прямо у входа… — растерянно пробормотал Касуга. — Разве что есть другой вход… Но это могут знать только мои кузины, я не видел плана.

— Не время препираться! — Сейджуро поднялся и первым пошел дальше. — Мы должны все здесь обыскать до прилива!

Когда они покинули зал, Момои присмотрелась к полу. Ей с самого начала показалось, что в пыли есть какие-то отпечатки. И теперь, под их беспорядочными следами, она четко разглядела шесть больших прямоугольников. Сердце ее тревожно екнуло: больше всего это походило на отпечатки сундуков или ящиков, которые стояли здесь некогда, но давно перенесены. Решив никого не посвящать в свои невеселые подозрения, Момои поспешила за остальными.

На этот раз им трижды пришлось спускаться по высоким ступеням, сперва сложенным из дикого камня, а потом просто вырубленным в скале. Такими же стали и стены хода. Сейджуро ругался на чем свет стоит: выходило, что они уже ниже уровня моря. Араки лишь пожимала плечами — по ее словам, на карте «сокровище» было обозначено именно там, куда она их вела, Алекс предпочитала молчать и плестись следом за ней. Компания шла уже около часа, и им наконец стало казаться, что Дьявол запутал их и каким-то образом водит кругами. Однако идущий впереди Сейджуро вдруг перестал чертыхаться, и все поняли, что они достигли цели.

Это оказалась пещера. Размеров ее Сацуки толком оценить не могла, но она была поистине огромна. Где-то далеко капала вода, но больше всего их поразил огонь, вырывавшийся прямо из-под земли. Настоящий огненный колодец! Что за демоны могли черпать и пить из него? Пламя было каким-то призрачным, будто холодным, но многие из пиратов решили, что увидели врата ада.

— Тысяча чертей! — Сейджуро поставил лампу и, с саблей в одной руке и пистолетом в другой, пошел к пламени. — Что ж, если нам придется спуститься за золотом в Преисподнюю — так это даже весело! Верно, ребята?

Увы, за ним последовали лишь Хикари и Акаши и, чуть помедлив, верные Тецу и Кисэ. Старик Лао шагнул было следом, но вдруг остановился.

— Там, подальше… Капитан, там какая-то башня!

— Демоническая Башня, — холодно проговорила Араки. — Она упоминалась в документах тамплиеров. Якобы она ушла под землю еще в древние времена, после землетрясения. Может быть, золото там? Кто проверит?

— Ты и проверишь! — Касуга схватил Араки за руку и потащил к башне. — Тут надо все обыскать!

Момои обернулась к огненному колодцу. С подростками все было в порядке, только Сейджуро дул на руку, будто обжег ее. Поспешив за Араки, к которой девушку все же продолжало тянуть, ведь Масако может рассказать о поместье, Момои оказалась у входа в башню.

Это сооружение не было высоким, да и вообще ничем не поражало воображение. Безусловно, она была очень древней, но обтесанные камни, из которых она была сложена, оставались просто камнями. Немного освоившись в пещере и поняв, что огонь имеет, скорее всего, какое-то природное происхождение, пираты осмелели и многие пошли вслед за ними. В башне имелся вход — простой четырехугольный проем в стене. Они с некоторой опаской вошли, и не обнаружили на первом этаже ровным счетом ничего. Но когда поднялись по каменной лестнице на второй, последний этаж…

Здесь их и ждал Дьявол. Нет, он не кинулся на них, хотя Ключ остался внизу, у Сейджуро. Но сам его вид… Мне будет трудно его описать. Про все придется говорить «вроде бы». Он был вроде бы высоким, около десяти футов ростом, вроде бы покрытым серой шерстью, вроде бы имел вытянутый вверх и назад лысый череп… Он постоянно менялся! Так, будто все части тела Дьвола по очереди ненадолго исчезали и тут же появлялись уже немного в другом положении. Увы, точнее я описать не могу. У него были острые, как у рыбы, крупные зубы. Момои показалось, что они росли в несколько рядов, но это могло быть лишь иллюзией. За ним, у дальней стены, виднелись какие-то то ли зеркала, то ли вытянутые кристаллы — Сацуки не смогла разглядеть точнее из-за полутьмы и изменчивой фигуры существа.

Дьявол, сгорбившись, сидел перед каким-то каменным кругом, немного выступавшим над уровнем пола, и не повернул головы, когда они вошли. Алекс попятилась и, прижавшись к Сацуки спиной, на ощупь нашла ее руку. Момои потянула женщину назад, заслонив собой. Все-таки носительницу информации нужно охранять. А Алекс стояла столбом. Касуга, вытянув руку, целился в Дьявола из пистолета и, казалось, не знал что делать дальше. Свет от пламени колодца проникал в башню через окно, они хорошо видели и в то же время толком не могли разглядеть Дьявола.

— Позовите Хозяина Ключа! — сказал он, одновременно издавая зубами жуткий, скрежещущий звук. — Или я убью вас.

— Капитан! — закричала Алекс. — Капитан, скорее сюда!

— Да здесь я уже! Нашли золото?! — распихав их локтями, запыхавшийся Сейджуро вошел и ахнул. — Раздери меня морской дьявол! Ты кто?!

— Я — Сторож Подземелья. Зачем вы приплыли на мой остров, зачем вы пришли сюда?

— Да не твое дело! — капитан робеть не собирался. — А впрочем, мы пришли за золотом! Где оно?

— Здесь было золото… — прошипел Дьявол, все так же не поворачивая уродливой головы. — Но те, кто его принес, вернулись и унесли его.

— Куда, черт возьми?!

— Они воспользовались Переместителем, — Дьявол указал когтистой лапой на каменный круг перед собой. — Я не знаю, куда они ушли. Но если ты истинный Хозяин Ключа, ты все узнаешь сам.

— Переместитель! — Касуга схватил Сейджуро за руку. — Капитан, дай мне Ключ!

Сейджуро, хмурясь, отдал Ключ англичанину и тот, схватив его, зажмурился. Момои уже знала, что сейчас изделие древних мастеров рассказывает Касугу все свои тайны. Это было крайне опасно, но что Сацуки могла поделать? Оставалось только довериться охотнику.

— Ну, что ты молчишь? — не выдержал Сейджуро. — Команда устроит бунт, если мы вернемся без золота!

— Я знаю дорогу к золоту! — будто с трудом выговорил Касуга. — О, теперь я знаю…

Он подошел прямо к Дьяволу, присел напротив него и положил Ключ на каменный круг. Формы древних предметов, насколько Сцуки могла судить, полностью совпали. Затем Касуга что-то прошептал, обращаясь то ли к Дьяволу, то ли к самому Переместителю, и сдвинул на Ключе какой-то рычажок. Секунду ничего не происходило, потом что-то громко щелкнуло в Ключе. И Дьявол исчез, будто его и не было.

— Да что происходит?! — вскипел Сейджуро, поднимая пистолет и взводя курок. — Отвечай или я пристрелю тебя прямо здесь!

— Подожди, папа, — попросила Хикари. — А то пальнешь раньше, чем он ответит.

Ангичанин осторожно вынул Ключ из каменного круга и встал.

— Я перенес нас во времени. Вместе с кораблями и командой. Все, что не принадлежит острову, перенеслось во времени. Испанец говорил мне об этом, упоминал Переместитель… Это правда! Только они попали в будущее и не выдержали наших разрывных ядер. А мы перенеслись в прошлое. Я не знаю, где сокровища тамплиеров, капитан! У них был, наверное, другой Ключ. Но золота у нас будет в избытке!

— Что он мелет? — спросил Сейджуро у детей. — Если вы тоже не поняли, то я стреляю.

— Без меня вам не вернуться в свое время! — быстро напомнил Касуга. — Застрянете в этом навсегда!

Момои подумалось, что будь у нее фигурка лешего, которую охотник носил на шее, то и она сумела бы разобраться в секретах Ключа. Похоже, о том же подумала и Араки, потому что ее пальцы на руке девушки судорожно сжались. Но и она, и Сацуки промолчали. Сейджуро неохотно опустил пистолет.

— Золота нет нигде, капитан! — раздраженно прокричал Кикоро снизу. — Мы обыскали всю эту дьяволову пещеру, она пуста!

— Возвращаемся! — проревел в ответ Сейджуро. — Поднимемся и посмотрим, куда ты нас закинул. Там и решим твою судьбу, Касуга.

Они покинули Демоническую Башню, чему Сацуки была чрезвычайно рада. Да и всем хотелось поскорее на свежий воздух. Вернувшись в первый зал, пираты проверили остальные два прохода, но оба они оканчивались завалами. Мрачные и уставшие, они тем же путем, через узкий лаз к колодцу, выбрались на поверхность земли.

Вот тут-то их и ожидал сюрприз: борта колодца вросли в землю, а вокруг него валялись обугленные доски, будто сгорела какая-то хижина. Но самое страшное — пока они бродили по подземелью, снаружи наступила зима. Все вокруг было покрыто снегом, деревья стояли совершенно голые. При этом и цепь, и блок, пристроенный на ветвь дуба Тацуей, чтобы поднимать золото — все осталось на месте. Кисэ мыском сапога смел снег, поднял что-то с земли и присвистнул.

— Что там? — заинтересовался Касуга.

— Да так… — Рета бросил находку обратно. — Книжка обгоревшая, не прочесть ничего.

— Стоило бы тут хорошенько осмотреться! — англичанин глубоко вдохнул морозный воздух. — Впрочем, еще успеем, а сейчас надо спешить!

Сейджуро мрачно посмотрел на Касугу, который просто сиял.

— Что все это значит, прокляни меня Небеса?!

— Этот остров живет по своим законам! — воскликнул охотник. — Не знаю о нем всего, но мы сейчас должны находиться в 1575 году от Рождества Христова! Вы хоть понимаете, что это значит?!

Все промолчали, и только старый Лао, вспотевший после подъема, ахнул.

— Год, когда Коганей Синдзи перехватил испанский Серебряный Караван?!

— Да! Это первое, что пришло мне на ум! Отчего-то я совсем недавно вспоминал Коганея… — Касуга едва не плясал от радости. — Капитан, ты еще поблагодаришь меня! Это лучше сокровищ тамплиеров, это нечто бесконечное! Неисчерпаемый источник добычи, а те, у кого мы ее возьмем, никогда не смогут нас найти — Дьявол никого не пустит в Подземелье без Ключа! Да даже если бы и пустил — мы будем уже далеко! За столетия отсюда!

Сейджуро, ежась на зимнем ветру, напряженно соображал.

— Вот что, мошенник: если ты прав, ты мой брат, потому что сделаешь меня величайшим пиратом всех времен! Но если нет… Идемте к кораблям! Если с ними все в порядке, надо выбирать якоря. Или хотите отбивать лед со шкотов?

Все были настолько потрясены, что всю дорогу к берегу молчали. Даже Хикари с Акаши, хотя, судя по их горящим глазам, выходка Касуга пришлась им по душе. Кисэ чуть поотстал и Сацуки показалось, что он быстро спрятал что-то в карман.
HikаriOffline
Отшлёпанный
Дата: Суббота, 25.04.2015, 23:11 | Сообщение #36
Глава 14

Смерть отца

>Смерть отца

Добравшись до берега, они обнаружили, что на кораблях царит полнейшая паника. В один миг наступившая северная зима просто потрясла моряков, многие из которых родились и выросли на южных островах и никогда не видели снега. Только паника помешала пиратам выбрать якоря и покинуть остров со всей возможной скоростью. Сейджуро и другим пришлось потратить немало времени для наведения порядка. Но, как только команды «Каравеллы» и «Леоны» немного успокоились, возникли другие проблемы. Момои думала, что более всего пиратов испугает путешествие во времени. Ничуть не бывало: всерьез их расстроило лишь отсутствие добычи.

— Быть бунту… — бормотал старик Лао. — Капитан должен быть удачлив, тогда люди пойдут за ним в пекло. Но забраться куда-то на край света, сразиться с самим чертом и в итоге не принести ни реала — такие вещи у нас не уважают!

Тем не менее, обошлось без бунта. Во-первых, всем хотелось поскорее отправиться на юг, а во-вторых, Тацуя пристрелил двоих с «Леоны», которые уж очень ретиво критиковали своего капитана. На их команду это тоже произвело впечатление. Многим на «Каравелле» не нравилось, что Тацуя остался капитаном, но Сейджуро сказал, что подумает об этом позже. В конце концов, Ключ к Подземелью Дьявола оставался у него, и свобода Тацуи теперь была значительно ограничена.

У Сацуки, между тем, возникла серьезная проблема. В связи со всем, что она узнала о Араки с Алекс, вернуть рыбу им было бы глупостью. Но и Касуга, насквозь лживый и непредсказуемый, ее тоже не заслуживал. К тому же, Момои хотелось еще раз встретиться с Черным, ведь тот обещал еще многое ей объяснить. Спрятать фигурку было совершенно некуда. Конечно, корабль имеет немало укромных местечек, но каждая щель досконально изучена командой. Взвесив все, Момои нашла единственное, хоть отчасти приемлемое решение и отправилась к Хикари.

— Ты хочешь отдать эту рыбу мне? — о волшебном предмете она, конечно, знала от Тецу, который отдал свою русалку Акаши. — Спасибо, Сацуки! Это ты здорово придумала! Ведь больше всего я сейчас хочу побыстрее добраться до Карибского моря и увидеть, куда на самом деле зашвырнул нас Касуга!

— С условием, что иногда ты дашь его мне поносить! — напомнила Момои.

— О чем шепчетесь? — охотник, как бывало часто, появился возле них совершенно неслышно. — Сацуки, удели мне минуту…

Момои решила не тянуть время.

— Простите, господин Касуга, но ту фигурку, что вы мне дали, я потеряла.

Англичанин оскалился, словно волк, и девушке казалось, что сейчас Касуга набросится на нее с кулаками. Но между нами встала Хикари.

— Касуга, рыба у меня! И о русалке не мечтай: она у моего брата! — она оттянула воротник и показала цепочку на шее. — Согласись, они нужен нам всем. Я сейчас иду к капитану, а ты, если хочешь, поговори с ним об этом потом.

Развернувшись на каблуках, чрезвычайно довольная Хикари подмигнула Момои и ушла. Покрасневший от гнева Касуга только сплюнул Сацуки под ноги.

О чем говорили Хикари и Акаши с отцом, Момои так и не узнала. Однако рыба с русалкой остались у них: попутный ветер наполнил их паруса, и оба корабля буквально полетели на юг. Одна беда: ветер, само собой, был северным и им пришлось порядком померзнуть, особенно ночами. Команда шепталась о ждущей впереди великой добыче, никто и не думал обвинять капитана Сейджуро в неудачной экспедиции. Предметы делали свое дело: желания Хикари с Акаши реализовывались без каких-либо трудностей, а они у них были одинаковыми.

Однажды в свободную минуту Сацуки присела рядом с дядей Лао. Старик дымил трубкой и сердито наблюдал за расхаживающим по палубе Касугой. Лао был, наверное, единственным, кто не выражал радости по поводу грядущих грабежей.

— Ты хоть понимаешь, Момои, куда и зачем мы отправляемся?

— Ну, я пока еще не очень верю в то, что мы оказались в прошлом, — призналась Сацуки. — Так говорит Касуга, но я ему не верю.

— Если не врет, все очень скверно! — Лао сплюнул за борт и склонился к девушке. — Сэр Коганей был славным человеком, Момои! Славным моряком и героем Японии! Он, да братья близнецы первыми бросили вызов испанцам. Если бы не они, все могло бы случиться иначе. А мы идем грабить его!

Момои знала, что именно таков план Касуги и что капитану Сейджуро этот план пришелся по душе. Как же: ограбить самого Коганея Синдзи! Но Сацуки это казалось отвратительным: матушка с глубочайшим уважением относилась к сэру Синдзи.

— Ну, я думаю, это будет не так просто: напасть на такого человека!

— Да? А что в наших пушках разрывные ядра, ты забыла? У Коганея таких нет! — напомнил Лао. — И мушкеты наши бьют дальше и точнее, и корабли быстроходнее. И карты! Коганею и не снились такие карты. Я был юнгой под его началом… Но гораздо позже, чем сейчас…. Тьфу, запутался! — Лао стукнул кулаком по борту. — Момои, а что будет, если Коганей погибнет от этой нашей затеи? Что будет тогда с Японией, кто остановит испанцев?! Кто привезет золото на «Источнике золота»?!

Внутри у Сацуки похолодело. Касуга, почувствовав ее взгляд, шутливо поклонился. Только теперь Момои задумалась: если охотник выбирал время, то почему они не отправились в прошлое на еще пару десятков лет? Почему не гонимся за испанскими галеонами, полными золота конкистадоров? Англичанин выбрал именно Коганея. Что, если он с самого начала задумал убить героя Японии? Одного выстрела из своего удивительного ружья охотнику должно было хватить — Момои пока не видела, чтобы он промахивался. И тогда история может сложиться совершенно иначе. Сацуки вскочила.

— Дядя, мы не можем этого допустить!

— Сядь и говори тише! — потребовал старик. — Даже Хикари с Акаши ничего не хотят слушать, а уж остальные… Точно известно, где и когда эскадра Коганея заполучила испанское серебро. Всего-то и дел: появиться в удобный момент и забрать его себе. Их не остановить.

Вне себя, Момои отправилась переговорить с Кисэ. С того момента, как они покинули остров Дьявола — название «Дубовый» у них не прижилось — Рета пребывал в какой-то странной тоске, оживляясь лишь в присутствии Хикари. Вот и теперь он выслушал Сацуки совершенно равнодушно.

— Я не верю, что мы можем что-то изменить, — сказал он. — Тамплиеры владели секретом Дьявола, и что? Их это не спасло.

— Мы не можем знать наверняка, что произойдет! — запротестовала девушка. — Уже жалею, что отдала рыбу Хикари… Нужно было выкинуть его в море!

— Все предопределено, — убежденно повторял Кисэ. — Знаешь, что я нашел там, на острове? Ну, когда мы поднялись из колодца и увидели какое-то пепелище? Все думал, стоит ли тебе показывать…

Он вынул из-за пазухи сильно обгоревшую книгу. Кое-что огонь пощадил и Момои прочла название: «Стихотворения, преимущественно на японском диалекте». Поневоле заинтересовавшись, Сацуки принялась перелистывать сохранившиеся страницы.

— Славные стихи… Но я никогда не слышала о таком поэте: Бард!

— Конечно, не слышала! — хмыкнул Кисэ. — Посмотри на год издания!

Сацуки отыскала и присвистнула: неизвестный ей японский бард издал книгу в 1790 году! Конечно, Момои не могла знать о его существовании.

— Там дарственная надпись! — ткнул пальцем Рета. — Вот она-то интереснее всего.

— «Дорогой подруге Момои Сацуки от товарища юности Кисэ Реты, с выражением искренней любви», — вслух прочла девушка. — И дата: май 1810 года. Что это значит, Кисэ? В каком мы времени?

— По-видимому, не в том, на которое рассчитывает Касуга! Мы не в прошлом, а в будущем! И если, как ты говоришь, они рассчитывают справиться с Коганеем за счет лучшего вооружения… Как бы нас не поджидал впереди кто-то, вооруженный куда сильнее нас! Радует одно: мы с тобой умрем не скоро, раз уж я написал «от товарища юности».

— Не написал, а еще только напишешь… — машинально поправила Момои. — Нет, дружище, не все так просто. Если ты еще только это напишешь, то мы навряд ли в 1810 году… И как тогда книга попала сюда?

— Не знаю, — мрачно ответил Кисэ. — Зато знаю, что с островом Дьявола мы связаны навсегда. Чувствую это. Книгу забирай, она ведь твоя.

Не успела Сацуки спрятать немного преждевременный подарок, как марсовый прокричал, что видит парус. Хикари с Акаши в мгновение ока забрались на мачту и вскоре ветер начал меняться — у них возникло новое желание. И Момои, конечно, знала, какое.

— Отец, два двухмачтовых корабля, флаги испанские! — запыхавшись сообщили они, спустившись. — Нельзя их отпустить таких безобидных — вдруг кто-нибудь обидит!

— Конечно, — согласился Сейджуро, — конечно, обидим сами! Заодно и выясним кое-что!

Испанские корабли были древней постройки, это сразу поняла даже Сацуки. Те самые галеоны: маленькие и неповоротливые по сравнению с «Каравеллой» и «Леоной». Выходило, что Касуга их не обманул. Они сблизились и приказали испанцам сдаться, в ответ они открыли огонь. Одно из ядер проломило фальшборт совсем рядом с Момои и заскакало по палубе. Все кинулись в разные стороны, но взрыва не последовало.

— Кусок чугуна! — Кикоро схватил ядро, обжегся, выронил, но продолжал хохотать. — Кусок чугуна! Мне нравится этот рейс!

На испанцев обрушился шквал нашего огня. Уже после третьего залпа на одном из кораблей начался пожар. Второй пытался лавировать, но Хикари встала к штурвалу и рыба помогла ей: ветер подстраивался под каждый ее маневр, словно послушный щенок. Пиратам хотелось драки, и второй корабль они попытались взять на абордаж. Но вот тут испанцы оказали достойное сопротивление: спрыгнувшие на вражескую палубу попали под редкий, но чудовищный по убойной силе огонь аркебуз, заряженных чем-то вроде рубленых гвоздей. Первым свой конец нашел веселый боцман Кикоро, татуированный череп которого раскололся, как орех.

Никто из подростков в вылазке не участвовал, а Хикари осталась за штурвалом. К удивлению Момои, даже Касуга не слишком усердствовал: он стрелял редко, скорее для развлечения. Честно говоря, Сацуки была рада, что испанцы показали пиратам: кроме силы оружия есть и сила духа. Добыча оказалась не такой уж легкой и бой остановился. Испанцы начали избавлять борт от наших абордажных крючьев, и Сейджуро приказал не мешать им.

— К чертям! — раздраженно крикнул он. — Я потерял Кикоро, и больше никого терять не намерен! Канониры! Отправьте всех мерзавцев на дно! «Леона» подобрала уже достаточно.

Момои оглянулась и увидела, что огонь уже полностью охватил зажженный их выстрелами галеон. Тацуя спустил шлюпку и матросы спасли трех или четырех испанцев, остальные, видимо, предпочли смерть.

Дальнейшее выглядело отвратительно: практически не подвергая себя риску, «Каравелла» расстреляла упрямых испанцев на расстоянии. Корабль еще держался на плаву, и кто-то еще палил в них с палубы, когда Сейджуро приказал уходить.

— Хватит заниматься ерундой! Добыча ждет нас впереди.

Дети не стали спорить с отцом. Момои показалось, что и ей бой не доставил никакого удовольствия. Это Сацуки обнадежило: если Хикари с Акаши поймут, что особой доблести в такого рода делах нет, то, может быть, встанут на ее сторону и помешают планам Сейджуро и Касуги? Момои искренне на это надеялась, хотя был у нее на корабле и еще один союзник: рыба. Если, конечно, Хикари согласится со ней.

— Что-то ты ко мне совсем не заглядываешь? — Араки подошла ко Сацуки. — Все, кончилась наша дружба?

— Араки, дружба возможна там, где есть искренность.

— Много ты понимаешь в этой жизни! А ведь Алекс когда еще тебе сказала: у слабых женщин свои правила. Иначе просто нельзя.

Араки пользовалась на «Каравелле» полной свободой, но все равно негласно считалась узницей. Хикари делить с ней каюту отказалась, и Араки перебралась в кают-компанию, где отгородила себе угол куском старого паруса. Вряд ли она привыкла так жить, но неудобства переносила стоически, и слова о «слабой женщине» вызвали у Сацуки невольную улыбку.

— Араки, вы искренне симпатичны мне. Но я совсем перестала вам верить. Вы для меня теперь — носительница информации о моем поместье, не более.

— О, Сацуки! Если бы я могла поверить тебе! — с неожиданной грустью произнесла Масако. — Но ты слишком наивна и такой, как Касуга, запросто может тебя провести. Ведь если бы я рассказала тебе всю правду, ты поняла бы все… Ты простила бы меня. Но тебе снова будут лгать, и ты опять изменишь свое мнение!

Араки отошла, оставив Момои в полном недоумении. На палубу как раз поднимались четверо испанцев, спасенных шлюпкой с «Леоны», прибыл и капитан Тацуя. Трое испанцев представляли из себя жалкое зрелище: испуганные, подобострастно заглядывающие всем в глаза, они только и делали, что молили сохранить им жизни. Четвертый молчал. В бою он потерял один глаз, и пираты даже не удосужились перевязать раненого. Зато тот глаз, который испанец сохранил, сверкал ненавистью. Несмотря на раны, пленный держался очень прямо, даже величественно. Он шел последним. Проходя мимо него Араки, только теперь увидев Тацую и не желая с ним разговаривать, вдруг протиснулась между одноглазым и другим испанцем. Потом, все-таки наткнувшись на тяжелый взгляд капитана «Леоны», попятилась и едва не сбила раненого с ног. Испанец обернулся и посмотрел на Араки с каким-то изумлением. (Алекс в это время лежала в каюте и болела.)

Все это произошло меньше, чем за секунду. Сейджуро начал допрос испанцев прямо на палубе. Трое подтвердили и готовы были поклясться, что сейчас — 1575 год от Рождества Христова. Пираты встретили эту новость радостным гиканьем. И тогда четвертый пленный, тот самый одноглазый, выступил вперед и выстрелил капитану Сейджуро в грудь. Спустя секунду он упал под градом сабельных ударов и вскоре его тело превратилось в нечто неописуемое. Точно так же разъяренные пираты поступили и с другими испанцами, ни в чем не повинными.

Момои отвернулась и увидела Хикари с Акаши, которые не мигая смотрели на мертвого отца. В том, что Сейджуро погиб, сомневаться не приходилось — испанец стрелял почти в упор, пуля вошла точно в сердце. Кисэ и Такао вдвоем зачем-то пытались перевязать уже не дышавшего гиганта, но кровь продолжала растекаться по палубе. Сацуки погладила Хикари по плечу, не зная, что сказать в утешение. Тецу ринулся к Акаши и, остановившись, неуверенно положил руку ему на плечо.

— Сацуки, Тецу, найдите пистолет, из которого убили отца! — не оборачиваясь, попросили они.

Парень с девушкой исполнили просьбу и принесли проклятое оружие, слегка отерев его от крови испанца. Акаши взял его, бегло осмотрел и вернул, Хикари стояла сзади него и тоже осмотрела оружие.

— Это пистолет нашего времени! У испанцев были совсем другие.

— Тацуя! — конечно, это было первое, что пришло Момои в голову.

— Тацуя был бы уже мертв, если бы в момент выстрела я не смотрел прямо на него! — простонал Акаши. — Но Тацуя был искренне удивлен и напуган! И стоял рядом с отцом, а если бы вооружил испанца он, то держался бы в стороне…

Хикари всхлипнула и убежала. Акаши удалился вслед за сестрой. Кисэ хотел последовать за ними, но Момои удержала его.

— У них были связаны руки — все с «Леоны» так говорят! Кто успел разрезать веревки?!

Имя едва не сорвалось с губ девушки. Но она промолчал. В конце концов, Момои могла ошибаться. Да и что толку было бы, изруби пираты Араки так же, как испанцев? Капитана Сейджуро было уже не вернуть, а крови и без того пролилось достаточно. И, конечно, была еще одна причина: Сацуки просто не могла выдать несостоявшуюся кузину. Не могла, и все тут.

С капитаном простились так же, как и с другими погибшими пиратами: их приняло море. Мешок, наскоро сшитый из парусины, да ядро, чтобы быстрее добраться до дна и встретиться там с морским дьяволом — вот и все, чем товарищи могли им помочь. По «охотничьему соглашению», к которому пираты относились очень серьезно, доли от добычи теперь должны были получить заранее указанные наследники. Хикари с Акаши, включая две капитанские, теперь полагалось целых три.

Вечером корабли встали борт о борт, сцепились абордажными крючьями, и состоялось общее собрание обеих команд. Момои опасалась, что дети Сейджуро потребуют капитанство себе и им придется несладко. Но вышло иначе — потрясенные гибелью отца, подростки почти все время просидели молча. Председательствовал, конечно, Тацуми. Так переменчива судьба пирата: еще недавно Сейджуро собирался его повесить, а теперь он принимал наследство. По общему решению адмиралом — то есть общим начальником, был выбран именно Тацуя. Ему же достался и Ключ от Подземелья Дьявола. Касуга попросил разрешения хорошенько рассмотреть Ключ, и, с минуту покрутив его в руках, довольно кивнул: теперь все было на месте. Уже в качестве адмирала Тацуя предложил нового капитана на «Каравеллу» — назначать по «охотничьему соглашению» он не имел права.

— Я полагаю, лучше всего с этой задачей справится Касуга! — неожиданно для многих заявил он. — Пусть он не моряк, зато такой же член Берегового Братства, как и все мы! У нас имелись разногласия, но теперь все позади!

Момои посмотрела на Касугу и увидела на его лице искреннее изумление, которое спустя уже секунду он сумел скрыть. Со всех сторон посыпались протесты. Команда «Каравеллы» хотела кого-то из своих. После гибели Кикоро его место фактически занял Лао, многие предлагали выбрать капитаном именно его. Тацуя попробовал настоять на своем, но тут же в воздухе засверкали клинки — у рядовых пиратов не так много прав, но ими они не готовы поступиться и под страхом смерти.

— Пусть будет Лао! — наконец выкрикнул Тацуя и стало тише. — Пусть, но временно, до следующего собрания! Давайте каждый еще раз все обдумает. Я адмирал и прошу вас об этом. Мне нужен человек, которому я могу верить, как себе! Нам надо поскорее добраться до Тортуги, пополнить запасы провизии и пороха. Там будем решать еще раз.

С этим предложением большинство согласилось. После этого Тацуя решил вернуться на «Леону», и вместе с ним «Каравеллу» покинули Касуга и Араки, а Алекс, увы, погибла от болезни. Первого, настолько Момои понимала, Тацуя хотел держать при себе — ведь только Касуга умел обращаться с Переместителем. Ну, а Араки… Араки оставалась все такой же прекрасной. И все такой же циничной. На «Леоне» ее, как минимум, ждал личный комфорт. А еще — возможность снова затеять какую-нибудь интригу. Сацуки оставалось только вздохнуть и в очередной раз постараться о ней не думать.

Перед тем, как покинуть «Каравеллу», Тацуя что-то тихо сказал детям капитана, и Момои увидела, как они отрицательно покачали головой. Тацуя сказал что-то еще, и тогда брат с сестрой просто пошли прочь. Перед адмиралом выросли Лао, Такао и еще несколько матросов, наиболее ему близких, и Тацуя, выругавшись сквозь зубы, сдался. Сацуки облегченно вздохнула: рыба с русалкой оставались на их корабле. Поспешив к Хикари с Акаши, и прихватив с собой Куроко, девушка застала их в капитанской каюте перед картой.

— Ты можешь отдать мне рыбу на эту ночь, Хикари?

— Что это ты задумала? — она подняла на Сацуки красные от слез глаза. — Догадалась, наконец, чего хочешь от Араки и думаешь, что рыба поможет тебе справиться с Тацуей? И не надейся, выстрел в сердце сильнее любого волшебства.

— Не говори ерунды! — вскипела Сацуки и тут же устыдилась. — Я прошу тебя. Ведь ты обещала? Всего на одну ночь.

— Тогда поклянись, что вернешь! Тебе я пока еще верю, Сацуки. Тебе, нашим подросткам, брату и старому Лао.

Момои поклялась и получила фигурку. Все, свободные от вахты, уже укладывались в гамаки, забралсь в свой и Сацуки. Сжав волшебный предмет в руке, Момои задумалась: чего сейчас она хочет сильнее всего? Выходило, что Сацуки и сама не знала этого.

— Да нет же! — вкрадчивый голос Черного раздался будто у девушке в голове. — Ты знаешь, чего хочешь: чтобы я рассказал тебе, зачем ты здесь.

— И зачем же?

Было темно, отовсюду раздавалось похрапывание матросов, и Сацуки снова не знала: во сне пришел к ней Черный, или наяву. Момои даже не видела его.

— Ты здесь, чтобы встретиться с Коганеем Синдзи. Встретиться и передать ему рыбу. Поверь, если ты этого не сделаешь, он никогда не совершит кругосветного плавания. И много чего еще не совершит… Коганей станет пиратом, жестоким, но не слишком удачливым — только и всего! Трудно представить, какими бедами для Японии это обернется. Всего один человек… Но есть, Сацуки, особенные люди. Люди, выбранные для особой роли.

— Кто же их выбирает? И кто выбрал меня, чтобы передать рыбу Коганею? Я даже не знаю, как это сделать!

— Найди способ. Говорят, что от человека никогда не требуется того, чего он не может совершить. Каждый получает ношу себе по силам. Но иногда эта ноша так тяжела, и так важна для всего человечества, что даже сильному человеку надо помочь… Тогда он получает предмет. И все меняется! Испания должна уступить моря Японии, и первым дорогу проложит Коганей Синдзи! Иначе…

— Но разве может быть иначе? — Момои немного не понимала. — Лао служил у Синдзи юнгой во время битвы с испанской Армадой. Если Коганей не получит рыбу, то не станет флотоводцем! И где тогда служил дядя?

— Может быть, мы это знаем, — в голосе Черного послышалась печаль. — Но тебе это знать совершенно ни к чему. Поверь, Сацуки: ты должна передать рыбу Коганею. История твоей родины — в твоих руках. И если сейчас на ваших островах не все ладно, то ведь могло быть хуже… Куда хуже, Сацуки. Так хуже, что и ты, и многие-многие другие могли вовсе никогда не родиться. Не только в Японии, а по всему миру. Хотя даже не это самое главное… Но ты уже спишь. Что ж, все, что ты должна знать, ты уже знаешь.
HikаriOffline
Отшлёпанный
Дата: Суббота, 25.04.2015, 23:16 | Сообщение #37
Глава 15

Русалки и порох


Когда Момои проснулась, рыбы у нее в руке не было. Испугавшись, что фигурка похищена, девушка побежала искать Хикари и нашла ее в капитанской каюте, вместе с Лао, Акаши, Тецу и Кисэ. Как только девушка посмотрела на Момои, все стало ясно: глаза у нее были темными.

— Я подумала, что так ты лучше выспишься! Кроме того, на Тортугу хорошо бы попасть побыстрее, так что рыба мне пригодится.

— Могла бы и разбудить… — пробурчала Сацуки, припоминая сон. — Между прочим, за эту фигурку многие готовы хорошо заплатить.

— Продаешь? Я бы дала неплохую цену! — Хикари расхохоталась и Момои поняла: траур, который она позволила себе после смерти отца, окончен. И все же глаза у нее стали взрослее. — Ты, кстати, как — все еще нуждаешься в информации от мамзель Араки?

— Мадмуазель! — поправила Сацуки и села. — Я не нуждаюсь.

— Врешь! И все же ты девушка честная, Сацуки, поэтому не хочу тебя обманывать — так, как это делала она! Ночью я поговорила с Такао. Он видел, как Араки крутилась у пленного испанца прямо перед тем, как он застрелил отца. Именно ей, чертовке, времени бы хватило и на то, чтобы вложить пистолет ему в руку, и на то, чтобы перерезать веревки.

— Чушь!

— Не умеешь врать… — вздохнул Тецу, пристально глядя Момои в глаза. — Ты тоже об этом думала, Момо. А так как ты девушка не только честная, но и умная… Сама пойми: убить капитана Сейджуро могло быть выгодно только тому, кто получил бы его власть. Но это не Тецуя, к сожалению… Это точно. Кто еще? Только Араки. Она добьется власти через Тацую, как это уже делала.

Момои, вынужденная быть адвокатом черноволосой красавицы, замешкалась. Как ни крути, а Тецу рассуждал логично… Но нельзя ведь обрекать Араки на смерть, не имея веских доказательств ее вины!

— Касуга! — наконец сообразила Сацуки. — Они с Тацуей прежде приятельствовали, и вот, теперь он снова на «Леоне»! А «Леона» теперь наш флагман.

— Касуга? — Хикари опечалилась. — Я думала об этом… Нет, Касуга не смог бы. И, в конце концов, он второй подозреваемый! Кроме того, его около пленных не было, а Араки — была!

Она вскочила и выбежала на палубу. Акаши с Тецу и Кисэ последовал за ней и Сацуки с Лао остались одни.

— Что теперь, дядя? — спросила девушка бывшего кока «Бриэкета». — Что Хикари с Акаши собираются делать?

— Ты помнишь, о чем мы договаривались? — Лао выразительно подмигнул племяннице. — Прежде всего — сэр Коганей Синдзи! Хоть пока ему и не пожаловано это звание. Мне лучше удавиться этими руками, чем навредить ему и Японии! Вот к этому я все дело и веду… Дети Сейджуро никогда не подчинится Тацуе. Не те ребята! Значит, Араки сама себе навредила: «Каравелла» не будет атаковать Коганея. Мы начнем охоту на испанцев! Ну, а насчет Тацуи есть план.

— Постой! — Момои уже полностью вспомнила ночной разговор с Черным. — Ну… Если уж мы здесь… А зачем мешать — мы ведь можем помочь Синдзи! Ему порой приходилось несладко, а наши пушки лучше и бьют дальше! Зачем нападать на испанцев отдельно, если можно напасть вместе с ним?

— И верно! — Акаши вернулся, когда девушка произносила последние слова. Глаза у него были красные, но на губах играла злая улыбка. — Мне тоже было бы любопытно посмотреть на этот Серебряный Караван. Ладно, ближе к делу… Большая часть команды готова признать капитаном меня с сестрой и попрощаться с Тацуей на Тортуге. Ты с нами?

— Да! — а с кем еще могла быть Момои? Во всяком случае, не с Тацуей и не с Касугой. И, к сожалению, не с Араки. — Но что будет с ними?

— Попробуем оставить их там, на острове. Старина Лао поговорит с ребятами из команды «Леоны», там есть те, кто захочет пойти с нами. А когда придет пора действовать, я скажу, какой у нас план.

Нельзя сказать, что Сацуки вышла из капитанской каюты с легким сердцем. Она слишком хорошо знал Акаши. Если они с Хикари уверенаы, что в смерти их отца повинна Араки, то попытаются отомстить всеми доступными способами, и никакая опасность их не остановит. Момои предстояло каким-то образом помешать их замыслам. Девушка просто не могла, не могла допустить этой смерти… И сама себе боялась сознаться, почему.

Ветер, послушный фигуркам, по-прежнему дул им в корму. Плавание проходило легко, и команда откровенно скучала. Момои с Тецу по поручению детей Сейджуро проверяли состояние пушек, пересчитывали запасы и вообще исполняли обязанности их помощников. Момои к тому же помогала Хикари и Акаши высчитывать курс и, смеяла надеяться, неплохо справлялся — кое-чему Сейджуро успел ее научить. Рета немного повеселел, но все еще чувствовал себя не в своей тарелке.

— Этот остров мне снится! — признался он как-то раз. — Я все думаю, думаю… Вот, раз я подарил тебе ту книгу, значит — нам предстоит еще вернуться туда и попасть в будущее, так?

— Видимо, так, — согласилась Сацуки. — Ты ведь должен был ее получить, когда этот поэт, Бард, ее уже издал. И только после этого подарить ее мне.

— Да? А вот и нет! Книга-то уже у тебя! Значит, чтобы ее подарить, не надо никуда путешествовать! Твой Бард еще не родился, а книга уже у тебя! Что же получается?

— Ничего не получается. На книге дарственная надпись, почерк твой. Значит, в будущем ты еще подаришь мне ее не обгорелой.

— Точно! — Кисэ похлопал девушку по плечу. — Спасибо, сестренка, я теперь буду тебя так называть. Это обнадеживает. Но я все равно ничего не понимаю…

Сацуки неизвестно, о чем говорили их «заклятые друзья» на «Леоне». Наверняка, они думали о том, как заполучить рыбу с русалкой. Но, по всей видимости, отложили решение этого вопроса до Тортуги. И вот настал, наконец, день, когда остров показался перед нами.

— Крепости еще нет! — воскликнула Хикари, разглядывая берег в подзорную трубу. — Я знала, что ее не будет, и все же это так странно…

— И в чьих руках сейчас Тортуга? — спросила Сацуки.

— В руках пиратов, конечно! Точнее, постоянно тут живут только охотники, а пираты часто заходят в бухту. Охотники живут без семей, при появлении испанцев уходят в лес и стреляют их оттуда, как куропаток!

— Хикари, ты вот тоже ненавидишь испанцев… — Сацуки давно хотелось задать этот вопрос. — Но ведь ваша с Акаши мать — испанка, и, значит, вы…

— Мы дети пирата от военного трофея! — Хикари посерьезнела. — Мы с братом не испанцы. Береговое Братство — вот наша нация! А Испанию все ненавидят лишь потому, что она не хочет ни с кем делиться. По большому счету, на месте испанцев так бы поступали все… Но мне кажется, что с другими договориться легче.

И снова Момои вспомнила ее разговор с Черным. Не в жадности ли испанских монархов крылась причина того, что некая сила решила отказать им в помощи? И похоже было, что именно так дела и обстояли. А началось все с Коганея Синдзи, объявившего Испании войну. Сацуки невольно посмотрела на шею Хикари — рыба обязательно должна был достаться будущей гордости нашего флота!

— Что-то не так? — Хикари поправила шейный платок. — Кисэ, Тецу, Сацуки, слушайте, что надо сделать. Сейчас мы войдем в бухту вслед за «Леоной» и станем на якорь рядом с ней. Наверняка они сперва захотят устроить военный совет, перед общим собранием. Мы с Акаши на него не пойдем — у нас капитан как бы Лао, пускай он и отдувается там. А пока он тянет время… Прежде чем уйти, мы должны получить Ключ и Касугу. Иначе нам не вернуться в свое время, а застревать здесь мне не слишком хочется.

— А почему? — неуверенно спросил Кисэ. Он почему-то очень боялся острова Дьявола. — У нас здесь лучший корабль, лучшие пушки…

— Пушкам нужны ядра! — оборвал его Акаши. — Где ты здесь добудешь разрывные ядра? А без них мы почти не имеем преимущества. Через пару лет днище нашей «Капавеллы» пора будет чистить от ракушек, и я бы предпочел заняться этим там, где нас никто не найдет. Остров нужен нам, Рета! Тацуя это понимает, поэтому Ключ при нем постоянно, а Касуга фактически арестован. Думаю, если Ключ будет у нас, Касуга не станет колебаться и отправится с нами. Это сработает, если на «Леоне» все осталось по-прежнему… Но там Араки, поэтому надо ожидать любых неожиданностей. Главное вот что: мы с вами должны проникнуть на «Леону».

— Мы? — удивилсась Сацуки. — Впятером?

— Полностью я доверяю только вам и Лао, даже Ацуши и осальным я не доверяю. Будущее покажет, но пока я вижу один выход — подстеречь Тацую на его же корабле и отобрать Ключ.

Спустя час они бросили якорь. Сацуки узнавала очертания берега, скалы, но поселок оказался просто крошечным — всего с десяток домов, которые вернее было бы назвать хижинами. Встречать их вышли одни мужчины. Длинных, точно бьющих ружей охотников девушка не заметила — видимо, их еще не начали делать.

Оба корабля спустили шлюпки.  Все остались на борту, разговаривать со встречающими отправились Лао и Такао. Спустя полчаса Лао помахал им шляпой, и команда ответила восторженным гулом — можно было сойти на берег и загулять, как привыкли поступать пираты. Увы, впереди их ждало жестокое разочарование. Эта Тортуга не обещала им ни женщин, ни кабаков, а пойло, которое готовы были продать охотники, качеством не отличалось. Хикари с Акаши отдали распоряжения насчет пополнения запасов провизии, назначили водоносов. С первой же шлюпкой, доставившей к ним копченое мясо, вернулся Такао.

— Они хотят вас видеть! — сразу сказал он детям Сейджуро. — Говорят, что без вас совета не получится.

— Я знаю, чего они хотят! — рассмеялась Хикари. — Кстати, «они» — это кто?

— Тацуя и Араки, — уточнил пират. — И знаешь, мне показалось, что больше командует она. Касуга тоже на берегу, Тацуя его далеко от себя не отпускает. С ними четверо вооруженных людей. Они устроились в ближней к «Леоне» хижине, и Лао там с ними.

— Вот как? — Акаши задумался. — Напишу-ка я им письмецо, пожалуюсь на наше с сестрой недомогание. Пусть отложат совет до завтра. Но пока они будут читать, найдите возможность передать Касуге другую записку. Думаю, он может нам помочь. И напомни Лао, что он обещал поговорить с командой «Леоны» — англичане уважают этого Коганея, так пусть переходят на нашу сторону. Пусть скажет им, что мы все равно возьмем свой кусок — только не у Коганея, а действуя вместе с ним! Англичанам это понравится.

Спустя некоторое время Такао вернулся и сообщил, что записка англичанину передана незаметно. Он привез письмо для Хикари с Акаши, но те, бегло прочитав его, лишь рассмеялись, скомкали и швырнули за борт.

— Любезная Акаши пишет, что как женщина понимает нас и готова поделиться какими-то снадобьями, если мы сойдем на берег! Она держит нас за идиотов, что ли? Сацуки и Тецу, я вас попрошу отправиться на остров и поторопить ребят с погрузкой провизии, пока они не напились. Только держитесь подальше от Тацуи и его шайки!

Так они и сделали. Обошлось без происшествий, купленной и переправленной на «Каравеллу» еды должно было хватить до Панамы. Когда наступили сумерки, брат с сестрой отправили на «Леону» сообщение: им легче и они готовы встретиться на берегу.

— Четырнадцать человек с «Леоны» уйдут с нами, — тихо сказала она. — Будут ждать на берегу шлюпок. Наши все уже на борту, кроме тех, на кого полагаться не стоит. Касуга, я надеюсь, готов… Пора действовать!

— Там наверняка будет засада! — Момои очень волновалась, и не только за Хикари — у нее на шее висела рыба. — Может быть, оставишь фигурку мне?

— Лишиться ее помощи в такой момент? — она фыркнула. — Временами ты говоришь почти такие же глупости, как Кисэ! Лучше слушайте, что надо делать. На «Леоне», спасибо Лао, есть теперь двое наших людей. Они готовы впустить вас на борт. Хотела пойти с вами, но все изменилось… Справитесь без нас с Акаши?

— Но что там делать, если Тацуя на берегу? — не понял Рета. — Ключ у него наверняка с собой.

— Ключ с собой, а пороховой погреб остался на «Леоне»! — Акаши вздохнул. — Это будет наш козырь на самый крайний случай. Когда начнется стрельба, зажгите факел и машите им, чтобы было видно с берега. Мы с сестрой скажем Тацуе, что его корабль вот-вот взлетит на воздух, и мы как-нибудь договоримся. Захватить «Каравеллу» он не сможет, силенок маловато, а других кораблей на Тортуге не имеется.

— То есть, на самом деле нам не надо прорываться к пороховому погребу?

— Да разве вам это по зубам? — Хикари заткнула пистолеты за пояс и поднялась. — Сделайте, что говорю — и достаточно. Желаю не познакомиться с пулями, я к вам уже привязалась. Будет туго — прыгайте за борт.

Сацуки услышала, как Кисэ с Тецу скрипнули зубами. Показное равнодушие Хикари терзало Рету не меньше, чем страх перед островом Дьявола, а вот Куроко она явно недооценивает. Они дождались, пока Хикари, Акаши, Лао и еще несколько их матросов войдут в хижину, где их уже ждали Тацуя и Араки. Время их предводительница рассчитала точно: уже почти совсем стемнело и шлюпку, которую тихо спустили с «Каравеллы», никто не заметил. Стараясь не плескать веслами, шестеро матросов доставили их к корме «Леоны». Почти сразу им сбросили веревочную лестницу. Тецу с Кисэ поднялись первыми, Сацуки за ними. Но не успела девушка перебраться через борт, как встречавший их пират тихо заговорил.

— Боюсь, ни черта у нас не получится! Тацуя снял с корабля почти всю команду, они только что ушли на шлюпках к берегу. Конечно, есть многие, кто не прочь поменять капитана… Но при таком раскладе они не пойдут против Тацуи. А как только он схватит Хикари с Акаши и Лао, все козыри будут у него на руках. Пойду-ка я на бак, ребята — не хочу, чтобы Тацуя меня вздернул, когда все провалится.

Пират ушел, а Кисэ в темноте схватил девушку за плечо.

— Сацуки, ты должна ей помочь! Скорее, помощи звать некогда! Шлюпка и люди здесь, так гребите к берегу, вы всемером сможете зайти им в тыл! А я здесь справлюсь один.

— Один?.. — растерялся Тецу.

— Да быстрее же! Они их убьют!

Момои было больно оставлять друга в такой момент. Но Кисэ был прав: только Тецу с Момои могли помочь Хикари с Акаши. И еще… Рыба с русалкой были с ними, а без фигурок весь их план ничего не стоил. Куроко с Сацуки вернулись в шлюпку.

Им удалось высадиться на берег незаметно и подростки оставили матросов. Момои же было важно хотя бы попытаться предупредить бывших капитанов брига. В любой момент ожидая выстрела или удара сабли, Тецу с Сацуки пошли к хижине, старательно огибая костры, которые прямо на берегу жгли матросы и охотники. По пути они чувствовали на себе настороженные взгляды — нет, не выпить рому сошли на берег пираты с «Леоны». У входа в хижину их остановили окриком.

— У меня срочное донесение нашему капитану! — как можно громче выкрикнул Тецу. — На «Каравелле» бунт!

— Бунт?! — дверь отворилась и наружу выглянул Тацуя. — Какой еще, разорви меня аллигаторы, бунт?! Впустите их!

Ребят пропустили в хижину. За грубо сколоченным столом, на таких же табуретах сидели переговорщики. Момои сразу бросились в глаза пистолеты, которые Араки выложила перед собой на стол и теперь игриво барабанила по рукоятям пальцами.

— Здравствуйте, Сацуки, Тецу! — воскликнула она. — Я по вам соскучилась!

— Что за чушь ты несешь? — перебил ее Тацуя. — Какой еще бунт? Чего хочет команда?

— Команда хочет, чтобы ей тоже разрешили сойти на берег! — слова сами прыгали Куроко на язык. — С «Леоны» сошли почти все, и с оружием, вот и наши хотят.

— Подумайте, какие предосторожности! — рассмеялась Хикари. — Вы что, адмирал, арестовать нас решили? Это не по правилам, общего собрания не было!

— Будет! — буркнул Тацуя. — Могу и арестовать. А могу и пристрелить, если не станешь сговорчивее! Отдай Араки то, что принадлежит ей, и все останется, как есть.

— Есть с этими предметами такая беда… — Касуга сидел в углу, и Сацуки сперва его не заметила. — Такая беда, дружище Тацуя: украденные или отнятые они могут перестать действовать. Я бы на твоем месте не рисковал.

— Да? Что же ты тогда испугался и спрятал своего лешего, если я не могу его отнять?! — вскипел Тацуя. — Хватит врать, я давно тебе не верю!

— Верь или не верь, мне все равно, — меланхолично откликнулся англичанин. — Я ведь на твоих глазах бросил предмет в море! Почему ты так уверен, что я его спрятал — не понимаю.

— Потому что мы видели только, как что-то сверкнуло над водой! — почти зашипела Араки, сразу став некрасивой. — Не пытайся нас провести! Ты выбросил только цепочку, а где леший, я еще узнаю. Дай срок!

— О-ла-ла! — Касуга закинул ноги на стол и надвинул шляпу с пером на глаза. — Все это становится скучным.

— Согласна с Касугой! — Хикари, не вставая, уперла руки в бока. — Скучно. Если новых предложений нет, то, может быть, продолжим разговор завтра?

В хижине повисла напряженная тишина. Момои быстро прикинул силы. Вместе с Тацуей, Араки и Касугой прибыло четверо пиратов, с их стороны — двое. Учитывая, что теперь подоспели они с Тецу, расклад был примерно равный. Вот только снаружи их ждали несколько десятков заряженных мушкетов. Сацуки пошевелила пальцами, готовясь выхватить из-за пояса пистолет. Это движение не укрылось от глаз Тацуи.

— Твоя пуля первая! — Момои глазом не успела моргнуть, а ствол уже смотрел ей прямо между глаз. — Хватит, Хикари, Акаши! Если не отдадите предметы сами, то вот с нее и начну!

— Ладно, ладно! — к ужасу Сацуки, Хикари с Акаши сняли с шеи цепочки и серебристые хвосты рыбы и русалки сверкнули в свете ламп. — Лао, передай игрушки адмиралу Тацуе.

Старый Лао, удивленно вскинув брови, протянул руку и принял фигурки. Оставив сацуки в покое, Тацуя тут же шагнул к Лао, и тогда Акаши выстрелил под столом, не показывая пистолетов. Два пирата из команды «Леоны» одновременно зарычали от боли. Прежде, чем пороховой дым успел заполнить все пространство, Тацуя наставил свое оружие на Акаши, но Лао успел выстрелить первым, прямо ему в грудь. Последнее, что Сацуки успела заметить — Араки схватила свои пистолеты. Но разобрать что-либо в дыму было уже просто невозможно. Момои ударом ноги отворила дверь и выскочила наружу.

— Тацуя убит! Нужно новое собрание! — закричала девушка во все горло, надеясь, что их противники остановятся.

Ответом ей стали несколько выстрелов из темноты, один из которых сбил с девушки шляпу и пробил плечо выбежавшему за ней матросу. Сацуки отскочила от двери, не зная, куда стрелять. В задымленной хижине выстрелили еще несколько раз. Следующей на пороге появилась Араки и одним прыжком, словно кошка, исчезла в темноте. И тут же Момои услышала ее крик.

— Не стреляйте! Нельзя убить Касугу, он наша дорога назад! Пускай сдаются, хижина окружена!

Момои вжалась в землю, не зная, что предпринять. Идти вперед означало попасть в плен. Выставив вперед пистолет, девушка осторожно поползла вдоль стены охотничьей хижины. Все лампы погасли, стрелки затаились — в этой темноте и тишине отличить своих от чужих было просто невозможно! Но ей повезло. Заглянув за угол, Сацуки уловила отблеск знакомого красного огонька.

— Хикари, Акаши! — шепотом позвала Момои. — Не стреляйте! За их спинами шестеро наших с мушкетами!

— Толку-то! — ворчливо ответила Хикари. — И куда им стрелять? В нашу сторону? Вот спасибо за такую помощь.

— Надо прорываться, — Сацуки с удивлением узнала голос Касуги. — Не ждать же, пока рассветет?

— Касуга, у нас предметы! Я уверена, что добегу до берега, а вы? Вас перестреляют, тем более у берега, на песке, всех будет лучше видно. Лао, отдай мне на всякий случай Ключ.

Момои поняла, что в целом их план сработал. Получив все, что нужно, Хикари с товарищами выбралась из хижины через окно, предварительно разбив лампы. Теперь была очередь Кисэ… Но один он, по всей вероятности, не справился.

— Тецу, Сацуки, какого черта вы сюда явились?! — Акаши думал о том же. — Вы должны были помочь Рете, а тут мы бы уж как-нибудь справились!

Тецу набрал воздуха, чтобы ответить, но слова застряли у него в горле. С моря долетел глухой, могучий удар. Все повернули голову и на фоне звездного неба увидели, как падали мачты «Леоны», а сам корабль неспеша разваливался на части, выпуская на свободу бушующий внутри него огонь.

— Он взорвал погреб! — взвизгнула от восторга Хикари. — Он взорвал! Но кто, тысяча чертей, его просил?! Но он взорвал! Молодчина, Кисэ! Вот за что, я его люблю!

— Хватит стрелять! — перекрыл ее хриплый голос Лао. — Эй, все! Хватит стрелять — у вас ни капитана, ни корабля! Собрание!

— К черту собрание! — Хикари с Акаши вскочили и потянули Тецу с Момои за рукава. — К шлюпкам, пока никто еще не опомнился! Но ты кричи дальше, Лао, пусть запутаются совсем!

Тецу обогнал всех и пошел первым, стараясь хоть немного их прикрыть. Пираты, словно обезумев, метались по берегу, со всех сторон доносились проклятия и выстрелы. Кто стрелял, в кого и зачем, не понимал никто. Тецу уверенно вел их маленькую группу к шлюпке, на которой приплыл вместе с Сацуки. Но Хикари с Акаши вдруг остановились и обернулись, будто пытаясь разглядеть кого-то в темноте.

— Скорей, Хикари, Акаши, тут неуютно! — появившийся Касуга попытался увлечь ребят за собой, но они вырвала руки и принялись заряжать пистолеты. — Что случилось?

— А ты, Касуга, разве не догадываешься, что у нас с братом здесь есть еще одно дело?

— Ах, да! — он сразу догадался. — Я бы с удовольствием вам помог, но сейчас темно, а чертовка слишком хитра. Стоит отложить это дело до рассвета.

— Слишком хитра, Касуга! Слишком хитра! — Акаши зарядил пистолеты и присел на одно колено. — И понимает, что если мы уйдем на «Каравеллу», она погибла.

Они говорили о Араки. Момои оставалось только вздохнуть — ну конечно, ребята хотят отомстить! Но теперь, когда удача улыбнулась им, это могло все испортить.

— Ребята, забудьте о ней! — попросила девушка. — Не нужно решать сгоряча, в конце концов…

— Отстань, Сацуки! Я чувствую, она где-то рядом! Лучше возьми шлюпку и проверь, что с Кисэ!

Подоспели отставшие в заварухе Лао и Такао, теперь, учитывая переметнувшегося на их сторону Касугу, Хикари с Акаши были надежно защищены. А вместе с ними, конечно, и рыба с русалкой. Сацуки должна была, и правда, узнать, что случилось с Ретой, жив ли он вообще! Но Араки… Девушка все еще нуждалась в ее знаниях о поместье.

— А тебе разве все равно, что сталось с Кисэ?! — крикнула Сацуки. — Если он погиб, то из-за тебя! Ему оказалось «по зубам» взорвать пороховой погреб!

Шепча проклятия, Хикари опустила пистолеты и поднялась на ноги, обернулись ко девушке и остальные. Пиратка хотела что-то сказать, но раздался близкий выстрел и пуля оцарапала Акаши плечо.

— Она здесь! — парень выпалил в темноту из обоих пистолетов, бросил их и выхватила кортик. — За мной!

— Стой! — Касуга схватил его за руку одновременно с Лао. — Она слишком хитра. И если увидела нас первой, уже не подставится под выстрел. В шлюпку!

Момои с Хикари кинулись им на помощь. Почти силой они дотащили ругающегося на чем свет стоит и одновременно шипящего от боли парня до линии прибоя и отыскали шлюпку. Гребцы ударили в весла и вскоре они были на «Каравелле». Поднявшись на борт, Акаши здоровой рукой продемонстрировала всем Ключ от Подземелья Дьявола, и ночь огласилась криками восторга.
HikаriOffline
Отшлёпанный
Дата: Суббота, 25.04.2015, 23:19 | Сообщение #38
Глава 16
Счастливый клинок


После того, как крики немного улеглись, Акаши с Хикари приказали спустить шлюпки и искать Кисэ. Момои с Тецу, конечно, отправились на одной из них, молясь про себя, чтобы их друг выжил. Случись иначе, подростки бы до конца жизни не простили себе, что оставили его тогда. И их молитвы были услышаны! Именно их шлюпка и нашла его, бесчувственного, мертвой хваткой вцепившегося в обломок погибшего корабля. Они выловили Рету из воды и поскорее отправились назад, оставив остальных спасателей помогать морякам «Леоны» — нескольким удалось выжить, и их жалобные крики доносились из темноты.

Спустя час, выпив рому и обсохнув, Кисэ смог все им рассказать. Он говорил чересчур громко и время от времени заикаясь — сказывались последствия близкого взрыва.

— Все, кто был на борту, столпились на баке. Я осторожно прошел… И нашел пороховой погреб. Его не охранял никто! Я решил, что если насыплю дорожку из пороха до самого борта и встану там с факелом, большой беды не будет. Конечно, пришлось повозиться с замком… Но я все же кокни! В чужих домах встречались замки и посложней. Взял бочонок, выбил затычку и насыпал пороху… Может, многовато… Я раньше так не делал! — Кисэ улыбнулся, но вышло как-то криво. — Встал у борта, и как раз стрелять начали. Я зажег факел, стал сигналить, но…

— Понятно! — оборвал его Акаши, морщась от боли в перевязанной руке. — Тебе даже такого пустяка доверить нельзя! Хороший был корабль…

— Да черт с ним, с кораблем! — Хикари решила заступиться за Кисэ. — Все к лучшему вышло.

— Хвали его! — Акаши подвинул стакан и Лао налил ему глоток. — Да не жадничай, я капитан в конце концов! Хвали Кисэ, а потом он еще какую-нибудь глупость сделает, и взлетит-таки на воздух. Он же не знает даже, что над порохом нельзя размахивать факелом! Хорошо хоть за борт прыгнуть догадался.

— А я знал, что не могу погибнуть! — Кисэ подмигнул Момои. — И Сацуки не может погибнуть! Мы есть в будущем, а значит, тут с нами ничего не случится.

— В будущем, мой юный друг, Серебряный Караван достался Коганею и его французскому компаньону! — мрачно сказал Касуга. — А мы здесь за тем, чтобы он достался нам. И вы в самом деле думаете, что мы не сможем этого сделать? Будущее можно изменить. А поскольку каждое время для кого-то — будущее, то ничего неизменного в мире не существует. Поэтому я бы на вашем месте зря не рисковал. Кстати, капитаны! Завтра надо уже отправляться, иначе мы можем не успеть. Серебряный Караван уже в Панаме, на пути от Тихого океана к Атлантическому.

Хикари и Акаши переглянулись, а Момои немного переставила свой стул. Дело в том, что глаза Кисэ… Меняли цвет! Загородив его от англичанина, Сацуки присмотрелась к детям Сейджуро. Нет, предметы по-прежнему были у них.

— Видишь ли, Касуга, — заговорила Хикари, — многим в моей с братом команде не нравится идея ограбить Коганея.

— Давно ли?! — Касуга выпрямился на стуле. — Прежде эти люди отправляли на дно английские корабли безо всякого сожаления!

— Ну, то обычные корабли! — горячо воскликнул Лао. — Другое дело — сэр Синдзи! Да я когда-то служил под его началом, это великий человек и слава Японии!

Касуга поморщился.

— И что же? Вместо того, чтобы легко взять большую добычу, мы будем месяцами рыскать по морям в поисках удачи? Ваши люди очень скоро пожалеют о таком решении, но Коганей и тридцать тонн серебра будут уже далеко!

— Сдается мне, ты почему-то уж очень хочешь насолить сэру Синдзи! — рука Лао легла на пистолет. — Почему ты отправил нас именно сюда, черт тебя возьми?!

— Тише! — прикрикнула на него Хикраи. — Нам с братом все это тоже интересно, Касуга… Но давайте не ссориться. Мы решили идти на помощь Коганею. С нашей помощью добыча будет больше, и мы свой кусок получим. К тому же, усилив Синдзи, мы можем уговорить его предпринять еще какой-нибудь рейд… В общем, там будет видно.

Касуга, удрученно покачав головой, поднялся и молча вышел. Акаши выругался и опять подвинул свой стакан Лао.

— Хватит, мальчик! — попросил старик. — Ложись спасть. Во сне и царапина твоя быстрее заживет.

— Налей! — приказал капитан. — Ну, хоть капельку… Болит.

Лао засуетился, предложил поменять повязку. Пользуясь тем, что они отвлеклись, Момои вывела Кисэ из каюты и спросила:

— Ты нашел лешего Касуги?

— Что?! — он все еще плохо слышал. — Что ты нашел?

— Да не я, а ты! 

— Точно! — Рета хлопнул себя по лбу. — Вылетело из головы! Я когда порох из бочонка сыпал, он и блеснул в щели, возле самого борта. Едва выковырял — будто он сапогом его туда вдавил! Вот же он!

Он разжал ладонь и показал девушке фигурку. Сацуки сразу взяла ее и спрятала в карман.

— Если бы Касуга заметил, что у тебя темные глаза — он бы уже его отобрал! Но спешить отдавать лешего не будем… Пусть пока побудет у меня, хорошо? А ты иди поспи.

Кисэ так и поступил. А девушка, дождавшись, когда с палубы уйдет мрачный Касуга, стала знакомиться с волшебной фигуркой. Ох, как много она узнала в ту ночь о «Каравелле» и ее команде… Палуба их судна была буквально пропитана кровью — на ней убивали в бою, казнили по приговору собрания команды, умирали от ран. Сколько ни драй эти доски, кровь не смыть. Она впиталась в самое сердце пиратского корабля, и теперь он, словно живое существо, делился с Момои своей историей. Сацуки узнала и о прежних хозяевах «Каравеллы», но и при них здесь лилась кровь. История корабля была страшной, временами отвратительной, но перестать ее слушать ребята просто не могли. Было много и других страниц — путешествия, неизведанные острова, опасные мели и рифы… У «Каравеллы» имелся свой характер: это был смелый, опытный корабль.

— Ты что тут стоишь такая бледная? — спросил под утро Лао, застав племянницу обнимающую мачту. — Заболела? Поговори с Такао, он немного кумекает в этом деле, стал у нас почти что за доктора.

— Нет, просто… — Сацуки не знала, что соврать, и прятала выдающие ее глаза. — Скоро рассветет. Надо будет выбирать якорь, а то и правда разминемся с Коганеем.

— Может, и к лучшему? — Лао оглянулся через плечо и продолжил шепотом. — Понимаешь… Может, у меня от старости уже ум за разум заходит, но не доверяю я нашему лешатнику.

При слове «лешатник» Момои невольно схватилась за карман, куда успела сунуть чудесный предмет.

— Видела, что он вечером делал? Бродил и присматривался к мушкетам наших ребят. Наконец выбрал один, поторговался и купил. Чистил его, что-то там поправлял… А у самого морда злая, решительная! Я боюсь за сэра Синдзи, Момои. Если уж кто и сможет наверняка прикончить человека с пары сотен шагов, то это Касуга.

— Но зачем ему это может быть нужно?

— Да кто его поймет?! Может, он хочет изменить историю. Япония отобрала морскую славу у Испании, но не будь Коганея, американца… Почему бы Англии это не сделать? Тут полно тамошних корсаров. Ребята отпетые, слыхал я про многих из них. Кстати, и сэр Синдзи ведь Серебряный Караван не один перехватил.

— А с кем? — Момои понятия об этом не имела. — Кто-то помог?

— Я, когда был даже чуть помладше тебя, был юнгой на корабле Синдзи. Там служили и те, кто плавал с ним на «Карре», за этим самым серебром. И не только за серебром, конечно… Так что наслушался немало. Кагами Тайга, вот как звали англичанина, с которым Коганей объединился. Всю добычу Синдзи приказал поделить поровну.

Вот теперь Момои поняла, насколько серьезны опасения Лао! Если Касуга патриот, и захочет помочь английскому оружию, то ему достаточно устранить Коганея и вступить в сговор с этим Тайгой. У охотника достаточно информации о том, что надо сделать, чтобы английский корсар повторил подвиги американского! Особенно, конечно, если у Тайги будет рыба, а ещё лучше и русалка тоже… Сообразила девушка и еще одну вещь: если к ней, во время ее обладания фигуркой, приходил Черный, то и к Касуге тоже мог кто-то приходить. Момои получила задание помочь Японии, почему бы не получить задание и ему?

— А есть какой-нибудь способ оставить Касугу на Тортуге?

— Я уже предлагал Хикари с Акаши вытащить из него всю информацию и бросить этого мошенника здесь! — всплеснул руками Лао. — Но они и слышать не хотят. «Касуга не такой, Касуга запутался, Касуга нам поможет», и вообще, мол, так не поступают. Но он не член команды! Просто наши капитан ребятки юные и не хотят видеть очевидного.

Да и Сацуки давно казалось, что капитаны, в особенности Хикари, поглядывают на Касугу как-то по особенному. Если это заметил и Кисэ, то его печаль становилась понятна.

— Да еще эта Араки! — Лао зло сплюнул за борт. — Как рассветет, отправимся ее искать. Это все равно, что искать кобру! Но как заставить мальчишку не мстить за отца, Хикари-то уже успокоилась? Касуга Акаши поддерживает.

— Но ведь нет прямых улик! — Момои застонала от бессилия. — Никто не может точно сказать, что именно Араки виновата в смерти капитана! И вчерашнюю пулю мог выпустить из темноты любой.

— Ну, это ты зря… — Лао нахмурился. — Доказывать тут уже ничего не надо. Что ж, придется идти. И послушай: Кисэ совсем плох после взрыва, бредил всю ночь, а у меня ноги не молодые, по горам за Акаши не угнаться. Так что, Сацуки, ты за него отвечаешь. Не пусти мальчишку под пулю!

И утром, с трудом уговорив бледного, дрожащего как в лихорадке Кисэ остаться, они отправились искать Араки. У самого берега их ожидали те пираты с «Леоны», которые заранее решили уйти с ними. Они теперь держались особняком от своих товарищей, но ночью приближаться к их кораблю побоялись. Акаши позволил им подняться на борт, а сам, во главе их небольшой группы, отправился вглубь острова, тем более, что на корабле осталась Хикари. Касуга успел переговорить с охотниками.

— В поселке ее нет, — уверенно сказал он. — Охотники просто схватили бы ее, и продали нам. Араки это понимает и держится от людей подальше. Долго так не получится — охотники быстро найдут ее.

— Я хочу найти ее сам! — Акаши, почти оправившийся от раны, шел с пистолетом наготове. — Охотники! Отвернись на минуту — и она станет командовать твоими охотниками! Она и сейчас, может быть, во главе целого отряда.

— Не думаю! — покачал головой Касуга. — Ты же видел — те пираты, с которыми Лао не договаривался, даже подходить к нам боятся. Но все хотят на борт! Будь у них араки, они уже притащили бы ее к вам.

— Нам с сестрой пока не нужны люди. К тому же мы им не слишком доверяю. Пусть ждут здесь, сходим в Панаму — вернемся, и тогда заберем всех. Ты найдешь ее следы?

— Уже нашел!

Ловко прыгая по камням, англичанин отбежал чуть в сторону от тропы и вернулся с обрывком платья. Зорко оглядевшись, он указал им направление рукой.

— Она где-то там! На скалы не влезть даже козе, поэтому, скорее всего, араки недалеко. Растянитесь в цепь!

Момои с Лао попытались остаться с Акаши, но капитан с руганью растолкал их. Пришлось подчиниться. Солнце светило все жарче, и уже через час карабканья по камням пот заливал девушке глаза. Оставалось только удивляться легкости движений Касуги, который родился и вырос на этом острове несколькими десятками лет позже. С тяжелым мушкетом в руках, он то обгонял всех, то забирался на скалы и осматривал местность сверху. Он первым и заметил Араки.

— Там! — в этот момент англичанин оказался позади цепи. — Там, за тем валуном!

Они кинулись в указанном направлении, собираясь в группу. Увы, ближе всех к валуну был Акаши, и побежал к нему со всех ног. Лао, сразу отстав, закричал мне что-то. Сацуки не разобрала слов, но и без того знала, что должна позаботиться о парне. Легко сказать! О Араки она старалась не думать, потому что просто не знала, что сделет, если Акаши приставит к голове авантюристки пистолет.

Сацуки почти догнал парня у самого валуна, и они забежали за него вместе. Араки карабкалась на скалистый склон, ей оставалось всего несколько футов, чтобы скрыться из виду. В глаза Сацуки бросились ее белые, но покрытые царапинами икры — чтобы ловчее передвигаться, Араки обрезала платье. То ли от вида неожиданно представших перед ней исцарапаных женских ног, то ли просто по воле судьбы Момои оступилась и, едва не сломав ногу, упала на камни. Она видела, как Акаши прицелился, и сердце ее остановилось вместе со звуком выстрела. Однако пуля лишь подбросила вверх камушек рядом с рукой Араки, забравшейся уже почти на самый верх.

Отчаянно закричав, Акаши отшвырнул пистолет и выхватил саблю. До врага ему оставалось лишь несколько шагов. Араки обернулась, и Сацуки увидела, что платье у нее разодрано и на груди, а из выреза торчит рукоять пистолета. Мгновенно оценив обстановку, она хищно оскалилась. Момои должна была стрелять! Но не могла… Араки вытащила пистолет и, подпустив размахивающего саблей Акаши еще ближе, хладнокровно выстрелила. Парень упала, как подкошенный. Бросив на Сацуки короткий взгляд, Араки подтянулась на руках и через миг исчезла за скалой.

Момои подбежала к лежавшему без движения Акаши и опустилась около него на колени. Вся сцена заняла лишь несколько секунд, и остальные только теперь добежали до валуна. Сацуки молча показала, в каком направлении скрылась араки.

— Двое туда! — кивнул на скалы Касуга, на которого смерть Акаши, кажется, не произвела ни малейшего впечатления. — Остальные за мной, я знаю эти скалы! Обойдем чертовку и возьмем в клещи!

Подоспевший наконец старик Лао принялся ощупывать акаши в поисках раны.

— Такао, останься! — крикнул он. — Сделай что-нибудь!

— А что сразу я? — заворчал пират. — Я зуб могу вырвать или ногу отрезать, чеснок от кишок помогает…

— Куда попала пуля?!

Они осмотрели его вдвоем, но раны не нашли. Такао положил пальцы на шею Акаши.

— Сердце бьется, но как бы… Через раз, — сказал он.

— Смотрите! — Сацуки первой заметила набухающую на лбу парня широкую багровую полосу. — Он не ударялся о камни лицом!

— Я такое уже видел один раз! — Лао сел на теплый камень, утер пот и полез в карман за трубкой. — Сабля его спасла. Пуля угодила в клинок, а клинок приложил парнишку по глупой головке.

— Ну, тогда… — Такао почесал затылок. — Водой на него побрызгать, да? Вроде как обморок?

— Дядя! — Сацуки оглянулась. Они были здесь совершенно одни, если не считать нескольких пиратов. — Дядя, ты помнишь, о чем мы говорили? Если Акаши еще некоторое время не придет в себя…

Лао застыл с не разожженной трубкой в руке, а потом быстро запихал ее обратно в карман.

— Клянусь, ты кое-что соображаешь, племянница! Так, парни, берите его аккуратно на руки и тащите к кораблю. Пока Акаши без сознания, а Хикари рядом нет, капитана замещаю я!

Конечно, это было нечестно: воспользоваться беспомощностью акаши, бросить на острове несколько их матросов… Но как еще они могли избавиться от этого зловещего Касуги? В том, что он служит неким темным силам, Сацуки успела почти увериться. Оказавшись на берегу, Лао тут же приказал готовиться к отплытию и никого не ждать, Хикари не протестовала. Сацуки забежала в поселок и первых же встреченных охотников попросила передать их людям и Касуге, чтобы ждали их на Тортуге. Оставалось надеяться, что англичанин так и поступит — без него Переместитель не пустил бы их назад. Но на кону стояло нечто большее. Будущее Японии, и, таким образом, всего мира.

Не прошло и часа, а «Каравелла» уже подходила к выходу из бухты. Бросив последний взгляд на остров, Сацуки увидела на берегу Касугу, стоявшего, опершись на мушкет. Они оставляли его уже второй раз, но не это тревожило девушку. Момои отдала бы руку, чтобы узнать, что случилось с Араки. И сама теперь не знала, что бы предпочла. Ей было стыдно, очень стыдно, что она не выстрелила тогда…

Акаши очнулся под вечер. Его мучила тошнота, головокружение, а событий последнего времени он совершенно не помнил. Всю ночь Лао, Хикари и Такао провели возле парня, пытаясь накормить его бульоном с сухарями. Утром Акаши стало лучше и он проспал почти весь день, и лишь потом, бледный и недоумевающий, вышел на палубу. Момои стояла за штурвалом. Капитан подошел ко ней и посмотрел на компас.

— А куда мы плывем, ради морского дьявола?

— В Панаму! — как можно естественнее ответила Сацуки. — На встречу с Коганеем Синдзи.

— Не понял… — Акаши оперся на плечо Сацуки и потер переносицу. — Мы были на Тортуге! Кто командует на корабле?

Ей с Хикари и Лао пришлось потратить немало времени, чтобы как-то объясниться. Акаши порывался развернуть «Каравеллу» и вернуться за Касугуой, но они все же убедили его не делать этого. Время шло вперед, и упусти они Коганея там, где он ждет Серебряный Караван — могут не найти его больше никогда.

— Ну хорошо, нам надо спешить… — неохотно согласился Акаши. — Только вот о месте, где надо искать Коганея, точно знал лишь Касуга. Или я ошибаюсь, и кто-то из вас тоже помнит точные координаты?

— А нам не нужны точные координаты, — сказал Тецу и показал капитану русалку, висевшую на его груди. — Я искренне хочу встретиться с Коганеем. Пусть лучше предмет будет у меня.

— Так, вы меня еще и обокрали! — Акаши всплеснул руками. — Хороши у меня друзья, нечего сказать!

Справедливости ради, Тецу не крал русалку. Когда Лао раздел парня, чтобы уложить в постель, он сам снял с его шеи цепочку и отложил в сторону. Куроко лишь нашел фигурку, когда зашел справиться о здоровье Акаши. Нашел и взял, но ведь не навсегда… Помня о том, что Касуга с этим волшебным предметом не ладил и, возможно, именно потому, что украл его у Алекс, Тецу даже пообещала фигурке, что вернет ее хозяину, если она потребует. И русалка слушалась его.

— Ладно! — Акаши махнул рукой. — В самом деле, пора заняться разбоем. А то я стал каким-то сентиментальным. А с этой гадиной Араки, надеюсь, Касуга уже разобрался, потому что я больше ничего не желаю о ней слышать! Носи русалку, Куроша, попутный ветер нам пригодится.

Будто услышав его слова, новый порыв ветра до предела наполнил их паруса и «Каравелла» пошла еще быстрее. Так продолжалось день за днем, и никто уже не удивлялся нашей неубывающей удаче. Команда веселилась в предвкушении большой добычи — все уже знали, что коганей захватил Серебряный Караван вместе с англичанами. Отчего не занять их место и не получить их долю?

— Пустим их ко дну! — обещал Лао, подвыпив рому. — Вы все знаете, я неплохой канонир! Один толковый выстрел прямо в ватерлинию — и им уже не заделать течь на своих корабликах! «Каравелла» больше и крепче любого из них!

— Ура Кровавому Лао! — кричала команда. — Топить лешатников!

Это стало для Сацуки новым поводом для тревоги. Конечно, Тацуми его пираты не сыграли большой роли в истории, но если изменить их судьбы — как знать, к чему это может привести? Сацуки поговорила об этом с Кисэ.

— Не забивай себе голову! — посоветовал он. — Сколько мы не строим планов, а получается всегда иначе. В одном я стал уверен: мы с тобой выберемся из этой заварушки живыми. Я ведь не погиб, когда взорвалась «Леона»? А ведь спрыгнув за борт, даже до воды долететь не успел, когда меня будто огненным ветром ударило!

Они подошли уже к самым берегам Панамы, но еще прежде земли увидели паруса. Вскоре до них донеслись и глухие звуки пушечных выстрелов.

— Что там говорит русалка, Тецу? — Хикари забралась на бушприт и пыталась что-нибудь рассмотреть в подзорную трубу. — Моя рыбка говорит, что Синдзи здесь.

— Или на берегу… — неуверенно ответил Тецу. — Но скорее, это его корабли.

— Четыре испанца! — наконец рассмотрела девушка. — И двое американцев. Это, значит, и есть те самые «Карра» и «Мито», на которых Коганей увез в Америку добычу. Только не похоже, чтобы ему это удалось без нашего появления! Лао, готовь команду к бою. И отыщите японский флаг, поднимите его! Пусть знают, зачем мы здесь.

На протяжении всего плавания Хикари с Акаши редко бывали веселы, но близость сражения воодушевили их. Щеки порозовели, глаза засверкали.

— Куроша, русалку мне! — он требовательно протянула руку. — В бою она тоже отлично помогает! Это не честно по отношению к испанцам, но мы, в конце концов, пираты, а не леди и джентльмены на прогулке!

Когда они приблизились, матросы на английских кораблях принялись размахивать шляпами и даже стрелять в воздух. Брат с сестрой отвесили им изящный поклон и занялись любимым делом, приказав Тецу править на ближайшего испанца.

— Правый борт, готовиться! — весело покрикивала Хикари, расхаживая по палубе. — Да чтобы пушки били разом, а не как попало! Теперь лево руля, КУроко!

Парень послушно повернул штурвал. Испанские пушки выстрелили первыми, но большая часть ядер прошла над их палубой, никого не задев. Лишь одно или два ударились в толстый борт «Каравеллы», но не пробили его.

— Пли! — скомандовал Акаши и пушки правого борта хором загрохотали.

То ли так помогали им русалки, то ли их канониры были опытнее, но все ядра легли точно в цель. Палубу испанцев заволокло дымом, закричали раненые. Лао, как и планировал, выстрелил в ватерлинию и попал — Момои видела, как забурлила вода у большой пробоины.

— А теперь развернемся! — Акаши подскочил к Тецу и помогла крутить штурвал. — Еще круче, еще! Почти на месте развернемся, где такое видано?! Иногда мне кажется, что с русалочками кораблем вообще править не нужно — стоит только захотеть, и все сделает ветер! Левый борт — готовиться! Правый — заряжать!

Действительно, уже через минуту-другую «Каравелла» повернулась к несчастным испанцам другим бортом и ядра снова посыпались на врагов. Снова взрывы — разрушения от их выстрелов оказались чудовищны. Старик Лао, ухитрившийся перебежать на второй борт, повторил свой фокус и рядом с первой дырой в борту испанцев образовалась вторая, еще больше. Они не успели отойти на сотню футов, когда их корабль начал крениться, матросы прыгали за борт.

— Вот так атака! — захохотала Хикари. — Мне нравятся разрывные ядра, когда они есть только у меня с братом! Момои, мы добудем золота, найдем Касугу, отправимся в будущее и купим там что-нибудь еще страшнее! Мы будем величайшими пиратами!

Сацуки происходящее было не очень приятно. На их корабле не было даже ни одного раненого, а испанцы шли на дно. С «Карры» и «Мито» до них донеслись ликующие крики.

— А теперь давай поздороваемся с Коганеем! — Акаши указал Тецу на «Карру». — Он там. Пройди борт к борту, чтобы мы могли перекинуться словечком!

Коганею Синдзи в то время было лет двадцать с небольшим. Момои сразу увидела его — чуть выше среднего роста, темноволосый, с большими выразительными глазами он стоял на баке и при их приближении снял шляпу. Хикари с Акаши ответили ему тем же, и Сацуки заметила, что Коганей удивлен. Еще бы — не часто встретишь таких капитанов! Да еще командующих большим кораблем с удивительно эффективным оружием. И «Карра», и «Мито» серьезно уступали в тоннаже «Каравелле».

— Меня зовут Коганей! — крикнул он, когда они  расходились, едва не соприкоснувшись бортами. — Кому я обязан такой неожиданной помощью?!

— Капитанам Сейджуро! — звонко ответила Хикари и отсалютовала саблей. — Счастлива познакомиться! Кажется, мы успели вовремя?

— Появились неожиданно, как раз когда я высадил десант у того поселка, и…

Они отошли слишком далеко и других слов Синдзи Момои не расслышала. Хикраи снова взялась за подзорную трубу. Увлеченный Коганеем, Сацуки и не заметила, что три других испанских корабля вышли из боя, и теперь под всеми парусами двигались на юг.

— Может быть, не преследовать их? — спросил Тецу. — Хватит на сегодня. Они поняли, что мы сильнее.

— Обычно благородные доны так себя не ведут! — сказала Хикари, не отрываясь от трубы. — Испанцы дерутся, как черти. У них есть какая-то причина убегать… Машут флажками — обмениваются сигналами. Я не все вижу, и не все поняла, но, вроде как… «Да поможет каждому из нас Господь». Что бы это значило, Лао?

— У них что-то есть на борту? — тут же предположил дядя Момои. — Хорошо бы проверить!

— Обязательно!

И ветер послушно наполнил наши паруса. Впрочем, они легко нагнали бы испанцев и без помощи русалок — слишком велика была разница в парусном вооружении. Поравнявшись с шедшим последним кораблем, они дали залп почти в упор и тут же сблизились, зацепившись абордажными крючьями. Но сигнала к атаке Акаши с Хикари давать не спешили. Несколько испанцев попытались освободить борт своего корабля, но были убиты меткими выстрелами из мушкетов.

— Если вы хотите сделать ваших жен вдовами — сражайтесь! — закричала по-испански Хикари. — А если хоть немного жалеете их — сложите оружие! Тогда я обещаю вам жизнь и даже свободу. В противном случае, клянусь, умрут все! Это говорю я, капитан Сейджуро!

— А почему у капитана голос ребенка?! — тут же ответили с испанского корабля.

— Хочешь вылечить шпагой её горло?! — Акаши, красная от ярости, вскочил на борт с саблей в руках. — Выходи, попробуй!

Из кормовой надстройки вышел богато одетый мужчина. Кисэ вскинул мушкет и приготовился стрелять, но этого не потребовалось: испанец, вытащив шпагу, сломал ее о колено и швырнул обломки в море.

— Мы сдаемся, капитан-девочка. Но не тебе, а твоим пушкам.

— Болтай, болтай! — Акаши вернула саблю в ножны. — Что тебе еще остается? Ребята, разоружите и заприте испанцев, а потом хорошенечко все осмотрите!

Спустившись в трюм, они были потрясены. Корабль вез индейское золото! Несколько бочонков были доверху наполнены масками, украшениями, фигурами языческих идолов, какими-то плитками, видимо, содранными со стен… Немало, конечно, было и серебра. Все смотрели на это богатство совершенно потрясенные.

— Эй! — Такао свесил в люк голову. — Испанцы говорят, здесь где-то золото, и на тех двух, что впереди — тоже! Хикари с Акаши поднимают паруса, здесь останутся только десять человек!

— Проклятье! — Лао оперся на стену, чтобы не упасть. — Так и на том, что я пустил на дно, было то же самое! Лопни моя паскудная голова — зачем я это сделал?!

Но жалеть об утонувших сокровищах было поздно. Они вернулись на «Каравеллу» и продолжили преследование. Два испанских капитана, поняв, что уйти не удастся, попробовали атаковать их вместе, но успеха, конечно, не достигли. Дети-капитаны нахально прошли прямо между ними, дав залпы с обоих бортов. Недолгие переговоры привели к тому, что испанцы сдались — при условии, что Акаши с Хикари гарантируют всем свободу.

— Я — капитан Сейджуро! — хохотала Хикари. — И если у вас в трюмах то, о чем я думаю, я вам даже корабли оставлю! Клянусь, это было бы просто скучно, если бы не золото!

Так все и оказалось: испанцы отыскали где-то в сельве индейский город и неплохо поживились. На обратном пути они увидели, как Коганей грабит побережье, и на свою беду решили вмешаться. Когда все сокровища оказались на «Каравелле», они выбросили в море весь запас ядер испанцев, и просто покинули их. Так же поступили и с первым из захваченных кораблей. На испанцев было жалко смотреть: все то, ради чего они месяцами сражались, гибли от стрел и болезней, поменяло хозяев за какие-нибудь два часа.

Усталые и довольные, они собрались в капитанской каюте. Хикари с Акаши на радостях поцеловали фигурки русалок.

— Вот что называют настоящей удачей! Первый рейд — и такой успех! Кисэ, дружище, налей всем рома! Сегодня-то, Лао, ты не будешь ворчать, что детям моих лет так хлестать не положено?

— Я вот что думаю… — Лао раскурил трубку и поудобнее развалился в кресле. — Не слыхал, чтобы у Синдзи была такая добыча.

— А при чем тут Коганей? — фыркнула Хикари. — Он пускай гоняется за своим Серебряным Караваном! Это наша добыча, и только наша. Коганею и знать о ней незачем.

— С таким богатством мы можем возвращаться! — воскликнул Кисэ. — Добычи хватит на всех!

— Не торопись! — Акаши погрозил ему пальцем. — Добычи будет достаточно, когда чтобы ее уложить, нам придется выбрасывать за борт бочки с пресной водой. Мы еще погуляем в этих краях… И в этих славных временах! Но сначала, конечно, познакомимся поближе с Коганеем. Насколько я понимаю, он сейчас пытается отыскать в крохотном брошенном городке хоть пару монеток! Великий пират, нечего сказать.
HikаriOffline
Отшлёпанный
Дата: Суббота, 25.04.2015, 23:22 | Сообщение #39
Глава 17
Герой Японии


Когда они вернулись к городку, названия которого Момои так и не узнала, над ним уже вовсю курился дым. Сжигать поселение Коганей приказа пока не отдал, но разумно полагал, что спрятавшимся в лесах жителям столбы дыма не понравятся. Грабеж неспособных защитить себя колоний всегда строится по одной схеме: жители убегают в труднодоступные районы, прихватывая с собой все ценное, а пираты отлавливают запоздавших неудачников и пытают, чтобы узнать, куда скрылись остальные. Если по каким-то причинам отыскать жителей не удается, город и прилегающие к нему плантации начинают понемногу уничтожать. Как правило, горожане присылают делегацию, которая и договаривается с пиратами о размере выкупа.

Команда высадилась на берег, но она не спешила разбегаться по брошенным домам — опытные морские разбойники понимали, что брать там после людей Синдзи нечего. Подбежавший к ним матрос сообщил, что капитан ждет их в губернаторском доме. Долго искать его не пришлось: в крохотном поселении было только одно двухэтажное строение, не считая небольшого форта.

Прямо перед резиденцией Коганея его люди подвесили за руки полуголого старика-испанца и нещадно охаживали его кнутом, что-то выпытывая. И эта сцена, и многие другие, виденные Момои в том городке, убеждали: Коганей Синдзи совсем не тот человек, которого так почитал её матушка. В его поведении не было ничего ни от благородства, ни от патриотизма, вообще никаких высоких мотивов. Только грабеж, только нажива.

После недолгих расшаркиваний, капитан Коганей пригласил их отужинать. Стол был небогат — воспользовавшись тем, что англичанам пришлось отвлечься на морской бой, жители унесли и почти все съестное. В изобилии оказались лишь фрукты, столь дешевые в этих местах. Сацуки воспользовалась случаем попробовать что-нибудь новое и немедленно испачкала чистую рубаху — из красной ягоды так и брызнул сок, стоило ей прокусить кожицу. Ей сказали, что ягоды эти называются «томаты».

— Значит, вы сами по себе… — задумчиво сказал Коганей, выслушав короткий и полностью выдуманный рассказ Хикари. — Что ж, я рад, что вам сопутствует удача. А мы — приватиры, в Англии меня ждут пайщики. И им мало окупить вложенные в предприятие деньги, им нужна прибыль! А где ее взять? У меня только два корабля, а испанцы, когда везут что-то действительно ценное, формируют целую эскадру… На вас удачи хватило, а на меня вот — нет. Потрошу крохотные городки, и без того нищие, перехватываю суда, на которых ничего ценного не оказывается!

Коганей был уже немало пьян. Он ударил с досадой кулаком по столу и опять потянулся к рому. Хикари с трудом удерживалась, чтобы не рассмеяться, и тайком толкала Сацуки ногой. Момои было стыдно за национального героя.

— Зачем тогда вообще заниматься пиратством, если оно убыточно? — спроси она.

— А чем еще, черт возьми?! — Коганей снова ударил по столу. — Я пытался возить рабов из Африки. Они нужны плантаторам, на них большой спрос! Но испанцы запрещают своим колониям торговать с иностранцами. Если бы королева догадалась прислать сюда флот, мы заставили бы их силой! Но она решает свои дворцовые проблемы.

— Но разве вы не хотите перехватить Серебряный Караван? — Хикари снова толкнула Момои ногой. — Эта добыча могла бы сразу компенсировать все расходы.

— Я гоняюсь за этим серебром уже несколько месяцев! Все впустую. Испанцы слишком осторожны. Они везут его с рудников по Тихому океану, а потом где-то здесь, в Панаме, переправляют на берег Атлантического. Я уже дважды был близок к захвату Каравана! Все впустую… — повторил он и понурил голову. — Его не взять. Два дня назад мы встретили американского корсара. И он о том же: давай объединим силы, у меня есть точная информация от беглых негров с плантаций! Тоже мне, точная информация… Уж лучше я вытрясу немного денег из этого городка, чем снова потеряю время.

Сацуки с Лао переглянулись. Девушка перестала что-либо понимать. Перед ней сидел мелкий, жадный пират-неудачник. Через окно доносились крики пытаемого старика.

— А сегодня нам вообще пришлось бы туго, если бы не вы! — вскинул голову Коганей. — У вас чертовски славный корабль, капитаны Сейджуро!

— Благодарим! — Хикари просто расцвела. — И неплохие пушки, как вы могли заметить! Ядра я заказываю в... Хотя, это мой с братом секрет.

— Ядра! — Коганей вздохнул и налил всем рому. — Ядра, начиненные порохом… Значит, там, где вы их заказываете, уже научились их делать? А у нас пока нет. Хорошо еще, что и у испанцев не получаются! Хотя, как я слышал, они пытаются. Но эти ядра через раз взрываются прямо в пушках! У вас совсем другое дело. Послушайте, капитан Хикари... И капитан Акаши — а почему бы нам не объединиться? Вместе с вашей «Каравеллой» мы могли бы неплохо погулять!

— Мы подумаемм над вашим предложением, — пообещала Хикари, хотя на ее лице было написано «Нашел дураков!».

— Вместе мы могли бы еще раз попробовать захватить Серебряный Караван! — Момои решила вмешаться. Нужно было как-то передать Коганею русалок. Как — девушка понятия не имела. Но только волшебный предмет мог изменить жизненный путь этого человека. — Я уверена, у нас бы получилось!

— Серебро надо перехватывать на суше, — вздохнул Коганей. — Там ваш корабль не поможет, и пушки в эти заросли не потащишь. Так что… Если хотите — найдите Кагами. А я… Прошу извинить, я слишком устал.

Он поднялся и, пошатываясь, вышел из столовой. Хикари наконец смогла дать волю эмоциям.

— Так вот он какой, ваш знаменитый Коганей! Подбирает всякую мелочевку, а настоящее золото, которое было у него под самым носом, упустил! Герой, нечего сказать! — Она подошла к окну. — Эй, вы! Перестаньте мучить старика хотя бы пока мы не уйдем, или, клянусь, я привяжу вас к своему килю!

— Может быть, с ним что-то произойдет? — Лао, крепкий старик, от расстройства выглядел полной развалиной, даже руки дрожали. — Что-то, что изменит его жизнь? Я помню его совсем другим человеком… Но, конечно, гораздо старше.

— Ну, дело не мое! — Хикари схватила со стола апельсин и направилась к выходу. — Но как он нашими ядрами заинтересовался, а? И «Каравелла» ему понравилась! Конечно, не его корыта!

Команда поспешила следом. Момои была почти уверена, что все дело в русалках. Но как забрать их у капитанов? О том, чтобы быть с ними откровенной, и речи быть не могло. Но и обманывать их девушке совершенно не хотелось — Момои давно привязалась к ним и уважала их, несмотря на излишнюю кровожадность.

Их матросы коротали время возле шлюпок. Как выяснилось, им удалось подстрелить чью-то козу, бесхозно гулявшую по плантации. Теперь она жарилась на костре, а пираты в нетерпеливом ожидании распивали ром.

— К нам подходили парни из команды «Карры» и «Миты», несколько раз, — доложил Такао. — Ром приносили, и джин, и вино! Расспрашивали о корабле, о капитане, о пушках и ядрах… И глаза у всех лживые. Это Кагами их научил выспрашивать! Даже на борт просились — мол, интересно им! Знаешь, капитан, нас почти столько же, сколько их на обоих кораблях, но я бы советовал держать ухо востро!

— Не твоя задача советовать нам с сестрой! — сурово ответил Акаши. — Сами все видим. Только Кагами не рискнет, испугается. Он и сегодня хотел попробовать нас скрутить за ужином, да испугался и с горя напился! Я видел вооруженных людей на заднем дворе дома, они были готовы.

— Не может быть! — обиделась Момои за Коганея. — Он все же благодарен нам за помощь!

— Ты все еще очень наивна, Момои. Сам Коганей в такой ситуации никогда бы не помог другим, если бы не имел своей выгоды. А нас с Хикари он, наверное, просто считает идиотами: я ведь сказал, что пустил испанцев на дно! Выходит, попусту теряю время. Серый человечек, скучный. Даже покойный Тацуя  был способен на риск, на глупости, а этот… Никогда. И все же до темноты все должны быть на борту!

Оставив Хикари с Акаши на берегу дожидаться козлятины — за ужином они почти ничего не ели, Момои с Лао пошли немного пройтись. Подойдя к караулившим шлюпки пиратам Коганея, старик закурил трубку и затеял разговор, тоже надеясь что-нибудь выведать. Он предложил табака и матросам, но те, к удивлению Сауки, все оказались некурящими. Девушка сделала вывод, что вонючая привычка в те годы была еще мало распространена даже среди моряков.

Скучая, Сацуки присела на борт их шлюпки и тайком коснулась в кармане волшебного лешего. Шлюпка откликнулась, и послушно принялась рассказывать свою историю. И девушке повезло: именно на этой шлюпке Коганей плыл к берегу уже после первой встречи с ними. И вот что он сказал одному из своих помощников:

— Это лучший корабль, который я когда-либо видел! И лучшие пушки. А ядра! При этом капитанами у этих дураков — какие-то горластая девчонка да глупый мальчишка. Если бы не их пушки… И еще, конечно, не верится, что капитаны — именно они. Может быть, все куда сложнее?

— У них большая команда! — заметил неизвестный собеседник. — Лучше сперва присмотреться к ним поближе.

— Кагами обещал пройти вдоль побережья и найти нас — я ведь так и не дал ему окончательного ответа насчет Серебряного Каравана. У него два корабля. Все вместе, если застанем их на якоре, можем попытать счастья. Приучите пока команду «Каравеллы» брать от нас спиртное, угощайте. Когда придет нужный момент — наш лекарь сможет кое-что туда подмешать. Вот только как быть с аериканцами, если дело выгорит?.. Этот корабль должен достаться только мне!
Момои слушала, внутренне холодея от омерзения. И этот человек должен получить русалок, чтобы стать героем? Хикари с Акаши заслуживали этого намного сильнее!

— Ты сомневаешься?

Перед ней появился Черный. Девушка убрала руку с борта шлюпки, но он не исчез. Его силуэт был едва различим на фоне заходящего за далекие горы солнца, и все же Момои видела его достаточно четко. В то же время Сацуки краем уха слышала и болтовню моряков.

— Ты сомневаешься? — повторил Черный. — Тебе не понравился Коганей Синдзи и ты уже не хочешь отдавать ему русалок?

— Не хочу, — одними губами шепнула девушка. — Он жадный и подлый человек.

— Лишь страх делает его таким. Страх и неверие в себя. Поверь, Коганей талантлив и расчетлив одновременно. Он любит море и любит свою страну. Да, он любит и деньги… Но честолюбие — вот его настоящая страсть. Сейчас ему трудно, он понимает, что добиться большего просто не в силах. Экспедиция, на которую он очень рассчитывал, не принесла ему ни денег, ни славы.

— Но он хочет напасть на тех, кто помог ему!

— Я знаю о людях несравнимо больше, чем ты или кто-то другой из живущих на земле. Коганей искренне благодарен судьбе за спасение. Именно судьбе. А Хикари с Акаши — нет. Они скорее унизили его, легко разделавшись с испанцами. Для вас это было слишком просто… И Синдзи слишком умен, чтобы поверить хоть единому вашему слову.

— Все равно у меня нет возможности передать ему русалок. А наши капитаны, похоже, не хотят поддерживать с ним отношения. Значит, мы скоро снимемся с якоря и больше я Коганея не увижу.

— Ты не можешь знать, когда и с кем еще встретишься. Этого не знаю даже я. А что до того, как передать русалок… Может быть, он сам тебе и поможет? Думаю, мы достаточно пообщались.

— Постой! — попросила девушка. — Я хочу знать, кто ты! И еще я хочу знать про остров Дьявола!

— Кто я — ты просто не поймешь, Момои, — Черный начал будто таять, исчезать вместе с последними лучами солнца. — А дьявол не имеет собственной воли, он лишь слуга, слуга зла. Ты ведь знаешь о Башнях Дьявола, и видел одну.

— Касуга! — вспомнила Момои в последний момент. — Касуге кто-то поручил убить Коганея?

— У всех, кто вершил историю, есть враги…

Последние слова Черного Сацуки едва расслышала, стало совсем темно. Лао выколотил трубку и поднялся.

— Идем, Момои! А то капитан рассердится!

— И заколет обоих булавкой для волос! — рассмеялся кто-то из команды «Карры». — Вы там, наверное, по воскресеньям в платьях расхаживаете?

— И играем в кукол! — бросил Лао через плечо, отходя. У шлюпки снова раздался гогот. — Не обращай внимания, Момои. Но дело плохо. Команда и слышать не хочет о Серебряном Караване. Один раз они уже ушли далеко от берега, и почти перехватили серебро, но все сорвалось в последний момент… Погибло семеро. Больше никто рисковать не хочет. Да и вообще авторитет Коганея невелик, добычи мало. Не понимаю, как такое может происходить.

— Хорошо бы уговорить капитанов задержаться здесь еще на несколько дней, — скрепя сердце, предложила девушка. Ей не нравился Коганей, но если не он — кто обуздает Испанию, кто спасет Японию от Великой Армады? — Может быть, что-то изменится.

— Ума не приложу, что может измениться, и как уговорить Хикари с Акаши. Они говорили что-то о Гаване — мол, с нашими пушками можно решиться штурмовать город. Сумасшедшие! Гавана укреплена посерьезнее вот этой деревушки. А запас ядер у нас не безграничен. Чем стрелять потом? Кусками чугуна? Они хороши только для развлечения, ты сама видел. По хорошему, стоило бы со всем тем золотом, что вот-вот проломит нам днище, забрать ребят с Тортуги и плыть к проклятому острову. Для первого рейда и так хорошо.

— А что ты скажешь, если вернувшись в наше время, мы увидим там сплошь испанские флаги? В том числе и над Англией, и над Японией? Или, например, выясним, что вокруг света после Магеллана смог проплыть этот Кагами! И Америка — владычица морей!

Лао только сплюнул и выругался. Они вернулись на «Каравеллу» с последней шлюпкой. Поднявшись на палубу, Момои столкнулась с Тецу, который поманил ее за собой.

— Акаши поручил мне пересчитать добычу, чтобы правильно поделить. Работы много, и я взял в помощники Мидоиму, он все же в приходской школе когда-то учился. И вот что интересно… — они вошли в капитанскую каюту, где никого не оказалось. Тецу положил на стол листок с расчетами и продолжал: — Представляешь, там есть несколько распятий! Причем разных. Есть обыкновенные, похожи на испанские. Эти больше из серебра. А есть индейские! Ну просто их работа, кто раз видел — уже не перепутает! И выходит, что на кресте висит индеец… Грешно, конечно, но смешно ужасно!

— Наверно, крещеные индейцы сделали, — предположила момои.

— Наверное. И еще: сперва мы нашли золотую табличку, с чеканкой. Там что-то вроде крепости и буквы. Большую часть мы не разобрали, но Шинтаро неплохо знает французский. Так вот, он говорит, что там точно есть слово «тамплиеры». Ну, храмовники по нашему! Рыцари храма, слыхала о таких?

— Совпадение! — Сацуки не верила своим ушам. — Их когда еще сожгли! А у индейцев, я слышала, полно всяких символов, напоминающих на наши буквы.

— Ага, только потом мы еще кое-что нашли! Круглая такая золотая штука, вроде как медаль или вроде того. А на ней — два всадника на одном коне! Шин сразу сказал: это эмблема тамплиеров. Мол, они все содомитами были, за то их и сожгли. И вот такой знак себе придумали. Якобы у них денег на вторую лошадь нет. А сами-то были богачи! — Куроко пребывал в прекрасном настроении. — Богачи, как мы теперь! И все же странно — откуда тут знают о тамплиерах? Впрочем, нам-то какое дело. Кстати, Акаши с Хикари хотят на рассвете поднять якорь, чтобы сделать нас всех еще богаче! У них какой-то план.

— Ты же сам говорил: планируем одно, а выходит всегда другое… — мрачно припомнила Момои.

— И верно, — согласился Тецу. — Плыли к Коганею, а оказалось, он нам и не нужен. Зачем нам караулить это серебро, да еще на суше? Мы на море сильнее всех! Зато золото само пришло в руки, когда никто этого не ждал!

Куроко вышел, а Момои осталась сидеть в каюте. Надеясь узнать что-нибудь о планах капитанов, Сацуки второй раз за вечер воспользовалась лешим. И уже когда капитанский стол заговорил с ней, девушка вспомнила, что Касуга, прежде чем отдать ей русалку, о чем-то говорил с Сейджуро. Вот тогда Момои и выслушала их разговор, от первого до последнего слова.

Когда Сацуки узнала все, мысли ее совсем перепутались. Выходило, что они с самого начала плыли за золотом тамплиеров, а вот теперь его получили, хоть и совершенно неожиданным образом. Испанцев толком никто не допрашивал, на радостях команда просто оставила их в покое и уплыла. Теперь Момои жалела об этом. А что, если они возвращались с острова Дбявола? Теперь они вернут туда золото и… Что за странный круг должен замкнуться? Девушка стало не по себе.

Хикари с Акаши вошли, хлопнув дверью, и Сацуки вернулась в реальность. Они внимательно посмотрели на девушку и усмехнулись.

— Значит, леший Касуги у тебя? Ловкая ты девчушка, Сацуки: вроде простачка простачкой, а все волшебные предметы у тебя оказываются.

— Вот он, — Момои, повинуясь внезапному импульсу, выложила лешего на стол. — Берите, если хотите. Или отдайте Кисе, это ведь он ее нашел.

— Кисе, так Кисе… Сама и отдай! Хотя вообще-то фигурка принадлежит Касуге. Ты что такая вся — будто лимон разжевала?

— Отдайте мне русалок, — просто сказала девушка. — Они мне очень нужны.

— И что же ты задумала?.. — Хикари сложила руки на груди и поджала губы. — Прости, Сацуки, но ты член команды. Я должна знать, чего ты хочешь, ведь русалки окажут воздействие на всех нас. Мы — капитаны этого корабля и отвечаем за все.

— Мы с Тецу передали вам с Акаши русалок на хранение, и вы обещали отдать его нам по первому требованию!

— Да когда это было! — Акаши криво усмехнулся. — Тогда еще отец был жив. А теперь шутки кончились, мы капитаны, а ты член команды.

— Тогда вычеркни меня из своей команды! — Момои вскочила. — И в доле от награбленного я тоже не нуждаюсь! Я никогда не хотела стать пиратом, если ты помнишь.

— Ах, так?! Ты, значит, у нас честная порядочная девочка, а мы все — отбросы, ворье? Так и не поняла, что никто не поступает иначе? Но только мы поднимаем черный флаг открыто! Посмотри хоть на своего героя Коганея! — Акаши, а вслед за ним и Хикари, сорвал с шеи цепочку с русалкой и швырнул его Сацуки. — Забирай! Мы капитаны Сейджуро, и справимся без помощи колдовства! Мы с сестрой со всем справимся, можешь убираться!

Сацуки вышла из каюты с тяжелым сердцем. Но что она еще могла сделать? Мириться, просить прощения? Попытаться все объяснить? Времени на это просто не оставалось. Момои сразу прошла к борту, вытащила из-за пояса пистолет и отстегнула саблю. Чуть помедлив, положила рядом с ними и серебристого лешего.

— Ты что это делаешь? — окликнул ее Тецу.

— Сама толком не знаю, — Сацуки повесила русалок на грудь. — Я тут оставила Кисе фигурку в подарок, передай ему. Уверена, что мы еще увидимся, Куроко… Но на всякий случай, прощай.

Он крикнул что-то еще, но девушка не стала слушать и прыгнула в воду. В темноте ей плавать еще не доводилось — это было жутко, повсюду мерещились акульи плавники. Но русалки надежно охраняил девушку, и волны сами несли к берегу. Еще не выбравшись на песок, Момои поняла, чего сейчас по-настоящему хочу: избавиться от русалок. Пусть они служат тому, кому предназначены.

Девушка надеялась, что Коганей ночует на берегу. Так оно и оказалось: у его дома был выставлен караул. Но когда Момои решительно пошла к дверям, пираты, переглянувшись, расступились. Двое последовали за ней. Сацуки поднялась на второй этаж и безошибочно отыскала спальню, где и застала хозяина. Он сидел на кровати, без сапог и камзола, и мрачно смотрел в пустой стакан.

— Почему без стука? — хрипло спросил он, не повернув головы.

— Судьба не стучится, сэр Синдзи! — уверенно сказала девушка и встала перед ним. — Я должна вам кое-что передать.

Коганей удивленно оглядел Момои с головы до ног. Капли воды все еще стекали с ее одежды, сапоги оставляли мокрые следы.

— Какого черта?.. — растерянно пробормотал он и повернулся к своим людям. — Почему вы ее пропустили без доклада? Что происходит?

Моряки замешкались с ответом, и тогда Сацуки просто протянула Коганею русалок. Секунду он рассматривал их на ее ладони, потом схватил и приказал караульным выйти за дверь.

— Не может быть! — он поднес фигурки к лампе. — Или я слишком пьян, и ничего не понимаю… Как там тебя, Момои, объясни мне что-нибудь!

— Момои Сацуки, к вашим услугам, — девушка церемонно поклонилась. — Если вы знаете, что это за фигурка, то зачем что-то объяснять? Вас ждут великие дела, сэр, а я всего лишь должна ее вам передать. И не спрашивайте, от кого.

— Легендарные талисманы… Я слышал, что они пропали. Они и правда повелевают ветрами?

— Они лишь помогают преодолевать трудности, — уточнила Момои, припоминая, что говорил Черный. — У некоторых людей есть особые враги. Ваши плавания не будут легкими. Но с русалками вы преодолеете все.

— Проклятье! — он посмотрел на девушку и она заметила, как изменилось выражение его лица. Похмельного неудачника больше не было, перед ней стоял решительный, властный человек. — Плаванья! Да, я хотел бы повторить путь Магеллана… Только с некоторыми дополнениями — давно пора заглянуть на ту сторону континента и пощекотать испанцев в Тихом океане! Чили, Перу! Но постой, ты ведь с «Каравеллы»… Послушай, может быть, скажешь мне правду: откуда у вас такое оружие?

— Простите, но не могу, — Момои сделала свое дело, и подводить Хикари с Акаши не собираласб. — Теперь, наверное, я должна откланяться… Ах, да! Сэр, вы смело можете идти за Серебряным Караваном, один или с тем американским корсаром — если не уносить русалок слишком далеко от моря, они помогут и на суше. Вы получите и серебро, и золото. А потом вас ждут великие дела.

— Вот как? — он о чем-то раздумывал. — Может быть, капитаны Чейджуро присоединятся к нашей экспедиции? Я отдал бы им половину.

— Боюсь, нет, — Сацуки знала, что он все еще надеется заполучить «Каравеллу». — И помните: когда вы касаетесь русалок, ваши глаза меняют цвет. Возможно, всем знать о том, что предмет у вас, ни к чему?

Момои поклонилась и вышла. Пираты снова пропустили ее и остались стоять у дверей, пока девушка спускалась по лестнице. Сацуки боялась, что Коганей крикнет тем часовым, что остались у ворот, чтобы они ее задержали. Но ничего не произошло. Бросив последний взгляд на дом, Момои увидела Коганея в окне. Он поднял руку, прощаясь.

Спустя еще несколько минут девушка снова была на берегу, глядя на далекие огоньки — там покачивалась на слабой волне «Каравелла». Примут ли капитаны ее назад, или навсегда оставят на этом берегу? Сацуки не решалась плыть к кораблю. По сути, девушка ограбила всех тех, кто уже довольно давно разделял со ней и беды, и радости, во всем помогал. Погруженная в невеселые размышления, Сацуки вздрогнула, когда ее окликнул Тецу.

— Ты ведешь себя не по-товарищески, Момо.

— Прости, но так было нужно… — Сацуки только развела руками. — Русалок у меня нет.

— Вот оно что! — Куроко пнул ногой песок. — Ну конечно, великий сэр Коганей Синдзи! Я тоже раньше думал, что он великий… Только знаешь, Момо, ты просто не имела права так поступать. Теперь наше плавание куда опаснее, чем прежде. И за это кто-то обязательно заплатит жизнью, понимаешь? Кто-то из нашей команды.

— Оставите меня здесь?

— Нет! — он повернулся и пошел вдоль воды. — Шлюпка за мысом, если ты собираешься вернуться на корабль. Но ты больше не член команды. Акаши с Хикари сказали, что ты теперь пассажир, а твоя доля от золота — плата за проезд.

Вздохнув, Сацуки поплелась следом. Одна мысль немного грела ее сердце: если Кисе где-то в будущем подарит ей книгу стихов, то они обязательно помирятся. Девушка внимательно посмотрела на Тецу. Спина его была очень напряжена. Вдруг он резко остановился и произнес:

- Ко мне тоже приходил Черный и я знаю почему ты отдала Коганею русалок. Просто... Я... Ревную.
HikаriOffline
Отшлёпанный
Дата: Суббота, 25.04.2015, 23:25 | Сообщение #40
Глава 18
Подвиг и расплата

Конечно, не все знали, что именно произошло, но на корабле Момои стала чужой. Каитаны с ней просто не разговаривали, да и большая часть команды старалась не замечать. Исключение составляли лишь Лао да Тецу. Лао считал, что Момои поступила правильно, а Тецу все знал, хотя при капитанах, конечно, помалкивали.

От идеи высадить десант в Гаване, предварительно расстреляв с моря их форты, Хикари с Акаши все-таки отговорили. Пусть их батареи и послабее пушек корабля, зато стены куда толще и крепче бортов «Каравеллы». Поэтому они просто шли в направлении Кубы, без какой-то определенной цели.

Заниматься какой-либо работой на корабле Хикари  запретила Сацуки категорически. Ей не позволялось даже сращивать канаты или чинить паруса. На палубе перед девушкой все расступались, с издевкой называя «госпожа пассажирка». Рета отвечал на вопросы односложно, и на четвертый день плавания Сацуки всерьез затосковала.

Ей бы очень хотелось узнать, о чем может поведать «золото тамплиеров», если оно и в самом деле имело к ним отношение. Но леший теперь была у Кисе. К тому же, по старой традиции возле добычи стоял круглосуточный караул — прикасаться к ней до дележа не полагалось. Момои в эти караулы, понятное дело, не попадала, золото оказалось недоступно. Оставалось только одно: попросить Кисе выслушать рассказы странных индейских распятий.

— Вообще-то, я плохо ко всей этой чертовщине отношусь, — сквозь зубы сказал он, но все-таки согласился. — Ладно, я попробую. Но ничего рассказывать тебе не обязан!

И все же, зная Рету, Момои надеялась, что он не сумеет промолчать, и девушка все узнает. В караул он должен был заступить лишь вечером и, не зная чем себя занять, Сацуки слонялась по палубе, стараясь не мешать команде. А работы у всех хватало: вместе с волшебными предметами «Каравелла» лишилась и попутного ветра. Акаши с Хикари вели корабль галсами, отчаянно вращая штурвал. В какой-то момент они оказались поблизости от кого-то безымянного островка, едва возвышающегося над водой.

— Капитан! — Лао решился подать голос. — Восточнее забираться не стоит, тут полно мелей!

— Без тебя обойдусь! — раздраженно воскликнули капитаны. — Правый галс!

Матросы снова переложили паруса, штурвал завертелся и «Каравелла» двинулась теперь западнее. Увы, они успели забраться слишком далеко в опасный район. Сильнейший удар сотряс весь корпус корабля, заскрипели, раскачиваясь, мачты, и они остановились прямо посреди морской глади.

— Ну, отлично, ребятик! — Лао, кряхтя, поднялся с палубы, на которую повалилась добрая половина команды. — До прилива еще часа три.

— Ничего страшного! — капитаны одарили Момои ненавидящим взглядом. — Просто мы отвыкли от трудностей с этими проклятыми русалками! Ничего, сейчас посмотрим, крепко ли сели… В любом случае прилив нас снимет.

— Снимет-то снимет… Только надо хоть испанский флаг поднять — мало ли что?

И то, чего опасался Лао, случилось. Не прошло и пары часов, как они увидели паруса. Восемь испанских военных кораблей шли встречным им курсом и ветер им благоприятствовал. Все приготовились к бою, открыв пушечные порты с обоих бортов, но враги не стали приближаться, вместо этого окружив нас со всех сторон.

— Что это за тактика такая? — забеспокоилась Хикари. — Трубу капитану!

Один из окруживших их кораблей, как видимо, флагман, спустив почти все паруса, медленно дрейфовал к ним со стороны носа. Подойдя к бушприту, Хикари навела на него подзорную трубу и тут же выругалась.

— Это она! Лица не вижу, но кто еще это может быть?!

— Позволь? — Акаши забрал у нее трубу и присмотрелся. — Спускают шлюпку. Парламентеры?.. А, вот ты о ком! Ну, я тоже не могу разглядеть лицо. Может быть, это и не Араки. Тем более, где Алекс?

Момои с Тецу переглянулись у него за спиной. Конечно, они все понимали: это именно Араки. Судьба не позволяла им избавиться от нее. Вскоре шлюпка под белым флагом добралась до «Каравеллы» и на борт поднялся испанский офицер.

— Мой адмирал, арагонский граф Митобе Реноске, изволил окружить вас и предлагает сдачу в обмен на сохранение жизни.

— Скажите ему, что мы подумаем! — Акаши, прищурясь взглянул на солнце. — Часок еще подумаем, не меньше.

— Мы знаем, что скоро прилив и вы надеетесь сняться с мели, — вежливо заметил испанец. — Именно поэтому вы должны ответить немедленно, в противном случае адмирал прикажет атаковать. Мне также поручено передать вам, что сила особенных ядер, которыми вы обладаете, нам известна. И именно поэтому мы пойдем на любые жертвы, чтобы не выпустить вас из кольца. Не имея возможности маневрировать, вы обречены. Но тогда граф Реноске сам будет решать, кому из вас жить, а кому умереть.

— И многие ли останутся живы? — спросил Такао.

— Не могу знать! — повернулся к нему парламентер. — Но обычно живых не остается.

Общее внимание сосредоточилось на Акаши с Хикари, которые мрачно о чем-то размышляли, уставившись в палубу.

— Простите… — Тецу решил как-то им помочь. — Я хотел спросить… У вас на корабле дама, мы ее видим. Как ее имя, и как она попала к вам?

— Довольно несвоевременно расспрашивать меня о дамах в вашем положении! — испанец наградил Куроко высокомерным взглядом. — Но если это поможет вам принять благоразумное решение… Сеньора Араки просила передать вам всем сердечный привет.

— А живет она, надо думать, в адмиральской каюте? — Хикари взглянула в лицо испанцу и рассмеялась прежде, чем он ответил. — Вижу, что так! Хорошо. Передайте своему адмиралу, что мы сдаемся.

— Тогда вы должны закрыть пушечные порты! — напомнил парламентер. — А также спустить шлюпки и высадить в них всю команду без оружия!

— Закроем, спустим, высадим! — отмахнулась Хикари. — Кстати! Спустить флаг! Все равно он испанский…

Офицер, с видимым облегчением, раскланялся и вернулся в шлюпку.

— А что нам остается? — Хикари развела руками, смотря на негодование Акакши. — Да, нам не повезло. Ничего, что-нибудь еще придумаем. Оружие сложите в шлюпки раньше, чем спустите… А там видно будет!

— Когда они подойдут ближе, шансов у нас совсем не останется! — воскликнул Лао.

— А их и так нет, старина. Араки знает, что делать: они будут зашвыривать нас ядрами с четырех сторон. Были бы русалки… — Хикари вновь посмотрела на Момои, и ее глаза недобро сузились. — Были бы русалки, мы бы и на мель не сели! Но это наша с братом вина, мы капитаны. Команда не должна умирать из-за нашей ошибки. Придется подпустить их и… Перенесем бой на их корабли! Надеюсь, драться вы еще не разучились?!

Пираты поддержали Хикари одобрительными выкриками, но не стройно и не очень искренне. Слишком велико было численное преимущество испанцев, чтобы надеяться на победу в абордажном бою: на каждом военном корабле плыло множество солдат.

— Канониры остаются на местах! Ждать команды, — Хикари прошлась по палубе, постукивая каблуками по доскам. — А на крайний случай, у нас есть и союзник.

— Кто же? — решилась спросить Момои.

— Араки, конечно. Ключа-то она без меня не получит.

— Где он? — вскинулся Лао. — Я и забыл, у нас же козырной туз!

— Это знаю только я.

Спустя полчаса, когда испанцы сжали кольцо, а их флагман пришвартовался к их борту, Хикари с Акаши повторили то же самое.

— Только мы знаем, где то, что тебе очень нужно, Араки! — крикнули они. — Больше никто! Может быть, сразу договоримся?

Араки стояла у борта, рядом с адмиралом Митобе Реноске. Вокруг них столпились целящиеся в них, немногих оставшихся на «Каравелле», стрелки.

— О чем она говорит, моя дорогая? — жестами спросил адмирал.

— У мерзавки есть кое-что, принадлежащее мне, — спокойно пояснила Араки. — Я объясню вам позже, граф. А пока стоит обыскать корабль.

— Ключ не на корабле! — Хикари даже показала ей язык. — Я бросила его за борт, в эту мель, и он уже занесен илом. В каком месте бросила — не скажу. Но прилив, возможно, сейчас потихоньку сносит его все дальше…

— Идемте к ним на борт! — приказала Араки, и адмирал послушно распорядился, жестами.

Спустя пару минут испанские стрелки полностью контролировали палубу пиратов. Их оружие лежало вдоль борта, и его немедленно собрали. команду обыскали. Лао, припрятавший на животе пистолет, получил хороший удар прикладом мушкета.

— Прекратите! — вмешалась Хикари. — Я капитан, и я принимаю на себя всю ответственность.

— Боюсь, не так просто! — Араки подошла к Хикари вплотную. — Граф знает, кто вы и как сюда попали. Он очень кстати проводил военную операцию на Тортуге, для искоренения охотничества, и я, конечно, все ему рассказала. Хочешь жить? Отдай Ключ, иначе жизнь твоя будет и короткой, и крайне мучительной. Ведь все равно скажешь, где он.

— Нет, не скажу! — оскалилась Хикари. — И Акаши тоже ничего не скажет. Мы дети капитана Сейджуро. И ты ничего не узнаешь, моя дорогая. Давай договариваться, а первое мое условие такое: мы дождемся, пока прилив снимет «Каравеллу» с мели, а ваши корабли отойдут.

— А мое первое условие проще, — Араки вытащила пистолет и прицелилась в Тецу. — Или ты говоришь, где Ключ, или я начинаю убивать вас по одному.

Воцарилось молчание — переговорщицы смотрели друг на друга в упор, будто играли в гляделки. Момои последний раз прикинула их шансы начать бой. На их шлюпки с матросами были наведены испанские пушки. Канониров у пушек пока не обнаружили, но как только они попытаются открыть порты, их расстреляют со всех сторон. Наконец они на палубе, безоружные и окруженные со всех сторон. То ли их капитаны просчиталась, то ли надеялись на что-то другое.

«А почему бы не на меня? — вдруг подумала Сацуки, заметив, как призывно топорщится на пузе адмирала рукоять богато изукрашенного пистолета. — Я виновата в том, что произошло. Мне и исправлять…»

Момои даже не пыталась маскировать свои намерения — просто шагнула к графу, вытащила пистолет, тут же взведя курок, и приставила к его к голове адмирала. На всякий случай, для надежности, Момои прихватила его за кружевной воротник и прижала к себе.

— Не двигайтесь или он умрет!

— Что за глупости? — буквально взвизгнула Араки. — Убейте девчонку!

Но испанцы медлили — для них приказ Араки ничего не значил. Скорее всего, им вообще не нравилась эта подозрительная иностранка.

— Молодой человек, это глупо! — адмирал, надо отдать ему должное, не испугался и отжестикулировал переводчику, который и произносил слова. — Вы не можете меня убить — вас тут же убьют самого, так же, как и всю команду. Всех до единого. Опустите пистолет, и я вас пощажу!

— Клянусь честью, я опущу пистолет, как только «Каравелла» снимется с мели и выйдет из кольца ваших кораблей! — искренне пообещала девушка. — Но, клянусь честью, я застрелю вас, если хоть кому-то из членов команды попробуют причинить вред!

— Это неприемлемо, граф! Не слушайте ее! Да я сама… — араки попробовала забрать пистолет у одного из испанцев, но тот не позволил. — Граф, вы что же, дадите взять себя в плен?

— А вот это действительно неприемлемо… — задумчиво согласился адмирал, а точнее переводчик. — Конечно, мы должны вернуться на мой флагман. Но боюсь, дражайшая Араки, нам придется настичь этих пиратов потом — ты сама говорила, что этот Коганей перехватил Серебряный Караван, и я имею основания тебе верить. Испанской короне сейчас важнее серебро, нужно спешить к Панаме.

— Но адмирал!

— Идемте.

Они все медленно, очень осторожно перебрались на борт испанского флагмана. Испанцы шептались меж собой, пираты молчали, и только Араки осыпала Момои проклятиями. Не успел испанский корабль отшвартоваться, как пираты из шлюпок, выкрикивая врагам оскорбления, прямо по канатам полезли на «Каравеллу».

— Пройдемте на мостик! — пригласил девушку тот испанец, что прежде был парламентером. — Не стоять же у борта? И, ради всего святого, осторожнее с пистолетом!

Они пошли вдоль борта. Момои видела, как Кисе машет ей шляпой, как в бессильной злобе грызет мундштук своей трубки Лао, как Тецу рвется к ней на помощь, но Такао держит его. Пытаясь отыскать глазами Акаши с Хикари, Сацуки вдруг услышал их крик:

— Момои, стой! За мачтой!

Девушка развернулась и, прикрываясь адмиралом, прижалась спиной к фальш-борту, ожидая нападения. Однако все оказалось просто: за фок-мачтой испанцев скрывался офицер с ведром воды. Он был готов всего лишь плеснуть водой на ее пистолет — порох сразу намок бы, а граф Митобе оказался в безопасности.

— Спасибо, капитаны! — крикнула Момои, не оборачиваясь. — Уходите скорее!

— Увидимся, Момои! — донесся до нее ответ. - А то Куроко не успокоится!

Когда они все же поднялись на мостик, испанские корабли уже разошлись от «Каравеллы». Адмирал приказал принести им стулья, и Момои даже с комфортом наблюдала за друзьями. Прямо у них на глазах Хикари спрыгнула в воду, пару раз нырнула, а потом с вызовом подняла вверх руку: в солнечных лучах засверкало золото.

— Хоть не потеряла, идиотка… — проворчала усевшаяся рядом с ними Араки. — Ну, значит, еще свидимся.

Сацуки потрясало самообладание этой женщины. Она, казалось, просто не умела отчаиваться.

— Расскажите, как вы сюда попали, — попросила Момои. — Скоротаем время. Граф, кажется, задремал.

— Он постоянно задремывает: старость, — вздохнула Араки. — Как попала? Ну, после моего неудачного выстрела… Надо было стрелять в тебя, Момои. Если бы я только знала, что ты сегодня выкинешь! А так — даже в Акаши не попала… Не понимаю, как это возможно! Меня гоняли между скал, словно лисицу. Особенно, конечно, старался наш общий друг Касуга. Я карабкалась по кручам и лишь каким-то чудом не сорвалась. Изломала себе все ногти, исцарапала руки! — она стянула тонкую перчатку. — Смотри! В конце концов они загнали меня на обрыв, над самым морем. Внизу — сплошные камни. Клянусь, из сотни мужчин не прыгнул бы ни один! А я прыгнула, и, как видишь, пережила тот день. Утром на остров высадились испанцы, и охотники сами стали дичью. Часть их, вроде бы, смогла уйти на каноэ, ночью. Но большая часть пиратов мертва. Остальные — в трюме этого корабля. А как ты проводила время, милая Момои?

— Гораздо лучше, — признала девушка. — Только рассказывать об этом не считаю нужным.

— Ну, девочка, это невежливо! Проклятье, вот они и снялись с мели…

«Каравелла» закачалась на волнах. Матросы полезли на мачты, и вскоре, подняв все паруса, корабль пошел к югу. Это противоречило первоначальному плану Хикари с Акаши добраться до Кубы, и Сацуки улыбнулась — теперь они вместе с Тецу будет думать, как выручить девушку или хотя бы отомстить. Ее друзья были пиратами, но зато они были ее друзьями.

— Не стали стрелять, — заметила Араки, глядя, как удаляется «Каравелла». — Я так и подумала, что рядом с тобой — самое безопасное место. Дорожат, Момои, дорожат тобой, гордись! А где сейчас моя русалка ты, конечно, тоже не скажешь?

— Лучше бы вам не знать! — Сацуки не сдержала улыбки. — Впрочем…

— Мы позволим себе прервать ваше милое воркование! — целая группа испанцев выстроилась перед девушкой и мирно посапывающим адмиралом. — Пора исполнять обещанное.

Момои опустила пистолет и аккуратно вернула курок в безопасное положение. Хотелось что-то сказать, Сацуки повернула голову к Араки… И получила сильнейший удар по затылку.

Очнулась Момои в клетке, у нее болело все тело — испанцы не любили, когда оскорбляли их адмирала. Слышались приглушенные удары волн, и Сацуки поняла, что находится в трюме. С трудом приподнявшись, девушка увидела, что не одна в клетке. К ней подошли три оборванных, худых человека со следами побоев, и Момои узнала членов команды «Леоны».

— Жаль нет ножа — я вырезал бы тебе сердце! — сказал один из них. — Так же, как однажды вырежу сердца всем, кто бросил нас на Тортуге!

— Я не виновата, — а что еще оставалось сказать? — Так сложились обстоятельства. Мы бы обязательно вернулись за вами!

— Не за кем возвращаться! Кроме нас никого в живых не осталось, да и нам жить недолго! Только ты умрешь раньше. Ножа нет, так придется задушить!

— Погодите! — за их спинами появился еще один узник, прежде не замеченный Сацуки. — Надо же сначала хотя бы расспросить! Дайте мне поговорить с малышкой Момои.

Пираты послушались его и отошли. А девушка, не веря своим глазам, узнала в этом израненном, заросшем щетиной до глаз человеке мсье Касугу. Он тяжело опустился рядом с ней и она заметила, что у него серьезно повреждена нога.

— Это за то, что слишком резво скакал по скалам за одной козочкой! — невесело пояснил он, заметив ее взгляд. — А рука — за то, что слишком хорошо стрелял! — Касуга показал искалеченную кисть, замотанную грязным тряпьем. — Душка Араки лично раздробила мне все пальцы рукоятью пистолета. Еще могу показать ожоги, да они на спине, а рубаху снимать больно — присохла.

— Почему она не убила вас?

— Потому что я кое-что знаю о Переместителе! — Касуга пожал плечами. — А почему еще? Не ради же старой дружбы? Конечно, она меня хорошенько расспросила, пока развлекалась с пистолетом и раскаленной шпагой. Я все рассказал, уж не помню, сколько раз и в скольких вариантах. Ох, когда-то я мечтал проделать с ней все это, но не решался… Теперь знаю, что был прав — когда терять нечего, никто не скажет правды.

— Сочувствую! — Момои говорила совершенно серьезно. При всем ее неоднозначном отношении к Касуге, ей было его жаль.

— Да не спеши сочувствовать! Задушить я тебя, конечно, не позволю… Но как бы ты об этом не пожалела — Араки ведь и с тобой захочет поговорить. А адмирал ей мешать не станет, еще и смотреть придет. Она обещала ему показать путь к острову Дьявола. К счастью, в навигации она ничего не смыслит, а карты частью погибли на «Леоне», частью ушли с «Каравеллой»… — касуга наклонился к уху девушки. — Мы отсюда кое-что слышали… Они вернутся за тобой, Момои? Если нет — лучше нам умереть побыстрее.

Сацуки внутренне похолодели. Кто не боится боли? Если уж Касуга превратился в такую развалину, то что станет со ней? Больше всего она боялась, что расскажет Араки все. И тогда она обязательно постарается отнять русалок у Коганея. Казалось бы, невыполнимая задача — но что для этой женщины могло быть невозможного?

— Они обязательно вернутся, мсье Касуга! Нам нужно терпеть.

— Будем терпеть! — кивнул он. — Только теперь это по большей части твоя задача. Кто там кричал с «Каравеллы»? Неужели Акаши совсем оправился от раны? Я, вообще-то, считал его мертвой. Что ж, это обнадеживает. Араки будет ждать, когда они придут вызволять тебя. Женщина скорее обманет женщину, так что вся надежда на Хикари… Но расскажи-ка мне: почему вы бросили нас на Тортуге?

— Простите, Касуга. Я не могу вам этого рассказать, и надеюсь не рассказать Араки.

— Вот оно как? — охотник устало оперся о стену и прикрыл глаза. — Если вы передали русалок Коганею, то это… Очень огорчительно. Что ж, я сделал что мог, а теперь уж пусть будет, что будет.

— Ваш леший… — решилась Момои. — Когда вы держали ее в руках подолгу — к вам никто не приходил? Не было видений, например, голосов?

Касуга открыл один глаз, некоторое время смотрел на девушку, а потом усмехнулся.

— Многое становится понятным. Или, точнее, появляется еще больше вопросов… Поговорим об этом как-нибудь потом, если останемся живы.

Трое пиратов, которые сперва хотели придушить Сацуки, сменили гнев на милость, когда Касуга объяснил им, что она — единственная надежда на спасение. Они даже помогли девушке перевязать разбитую голову и напоили теплой, вонючей водой из грязного кувшина. Кормили их только с утра, несколькими сухарями, так что больше угостить новенькую оказалось нечем.

В тот день Момои не трогали, и она вскоре уснула. Проснувшись или, скорее, очнувшись утром девушка весь день ждала, что Араки пришлет за ней, но ничего не произошло. Ожидание становилось мучительным. Единственное, что хоть как-то развлекало — разговоры с Касугой. Он по-прежнему с удовольствием рассказывал увлекательные, а часто и смешные охотничьи байки.

— А знаешь, что удивительнее всего, Момои? Нет, не волшебные предметы, не остров Дьявола, не Башня и даже не наше путешествие во времени! Самое удивительное, что когда Араки пытала меня… Я вдруг простил ей все. Сам не знаю, как это произошло, почему… Стало ее жалко, и все. И простил.

— Жалко? — Сацуки казалось, что Касуга и слова-то такого не знает. — Жалко Араки? Но с ней, кажется, все в порядке!

— Нет, Момои. Когда она жгла мне спину, я вдруг понял, что жизнь обошлась с ней не лучшим образом. Я терял сознание от боли, и вот, как-то очнувшись в очередной раз, понял, что мне ее жалко. Такая злоба не появляется в людях просто так, особенно в женщинах. — Касуга вдруг встрепенулся. — Кстати! Тебе ведь, наверное, тоже интересно, откуда у нее появилась русалка! Ты знаешь, как русалка пояилась у Алекс?

— Алекс говорила, что какая-то женщина подарила ей талисман в детстве, — припомнила Момои.

— И мне говорила то же самое, и Араки тоже, — кивнул Касуга. — Может быть, это даже правда. Но я вспомнил вот о чем: удалось подслушать разговор двух солдат. Один из них бывал в Польше и утверждал, что когда Араки меня пытала, то временами ругалась на этом языке.

— Она полячка? — девушка имела весьма смутное представление об этой далекой стране. — Так вот откуда такой необычный акцент!

— Надо полагать, из Польши. Может быть, и русалки приплыли оттуда?

— Вы говорите о Польше? — Араки подошла к их клетке и поморщилась. — Какая у вас тут вонь! Хуже чем в свинарнике. Да, я из Польши, не понимаю только, какое вам до этого дело. А вы, значит, снова друзья? Так нечестно, давайте тогда и я опять буду с вами дружить! Как когда-то на бриге «Бриэкет».

— Давай, — лениво согласился Касуга. — Открывай клетку и будем дружить. Или пойдешь жить к нам?

— Открыть клеть! — приказала Араки часовым. — Но пока только для тебя, Момои. Вернешься сюда или нет, зависит только от тебя.

Ее ноги не слишком крепко ступали, когда Сацуки поднимался на палубу. Привыкая к солнечному свету, девушка закрыла глаза ладонью, но долго так не простояла — два дюжих испанца скрутили ей руки за спиной.

— Сейчас тебя подвесят на рее, — объяснила араки. — И слегка похлещут линем. Слегка, потому что первый раз. Начинать, или сразу расскажешь, где была «Каравелла»?

— Поднимайте! — сказала Момои. — Ты ведь все равно мне не поверишь, если сразу расскажу.

— Умнеешь день ото дня! — она одобрительно похлопала Сацуки по щеке. — Еще немного, и догадаешься, что куда разумнее держать мою сторону!

— Я ничего не знаю о твоей стороне.

— Не заслужила! — Араки отошла и встала рядом с дремлющим на стуле адмиралом. — Граф! Вы просили вас разбудить, когда начнем! Поднимайте его.

Канат дернул запястья девушки кверху, ноги оторвались от палубы и Сацуки повисла, изо всех сил напрягая мускулы рук. Однако первый же хлесткий удар линем по ее спине заставил вздрогнуть, и ее плечевые суставы едва не вывернулись. Впереди, справа и слева от девушки простиралась бесконечная водная гладь, жарко палило карибское солнце. Момои нравились эти края и жизнь ее здесь тоже нравилась! Второй удар, по животу, заставил зашипеть от боли.

«Касуге приходилось хуже! Значит, это только начало! А раз так, рано жалеть себя — худшее впереди!»

Уж такая она, большая оптимистка.
HikаriOffline
Отшлёпанный
Дата: Суббота, 25.04.2015, 23:27 | Сообщение #41
Глава 19
Надежда и спасение


Конечно, Момои рассказала Араки многое, как и советовал Касуга. Зачем запираться? Когда висишь с заломленными руками и получаешь удары линем по самым чувствительным местам от весьма опытного боцмана, молчать просто невозможно. А фантазия работает вовсю! Сацуки рассказал ей, как они встретились с Коганеем, великим капитаном, как вместе с ним устроили засаду в горах и перехватили перуанское серебро, много тонн. Победу отпраздновали, добычу разделили, и груженая серебром «Каравелла» отправилась к Тортуге.

— Почему же никто не нашел серебра в вашем трюме? — сурово спросила Араки, когда Момои опустили на палубу.

— Потому что трюм проверить никто не догадался, ты сразу стала требовать у Хикари с Акаши Ключ!

— И где теперь моя русалка? У капитанов его не было! Я смотрела им прямо в глаза!

— Я и забыла о нем! — это было правдой, и Момои придумала на ходу: — Хикари с Акаши хотели продолжить грабежи, но команда настаивала на возвращении в свое время. Вот собрание и решило у них русалок забрать и передать старому Лао — он очень хотел вернуться, и русалки бы ему помогли.

Араки задумалась.

— Да, глаз Лао я не видела… Ладно, попробуй все же еще раз все вспомнить, получше. Поднимайте ее!

— А воды! — взмолилась Момои. Солнце палило все сильней. — Ты обещала дать мне напиться, когда заговорю!

— Я пошутила. Хлещите сильней — она молоденькая, выдержит.

Ее поднимали не меньше шести раз. Два раза Момои повторила историю почти слово в слово, а потом от жажды и боли в изломанных суставах начала путаться. Чтобы Араки поверила, девушка старалась выглядеть униженной, сломанной… И, думаю, это у нее хорошо получалось — почти так и было на самом деле.

Когда девушке развязали руки, она даже не сразу это почувствовала, так они затекли.

— Сядь! — Араки поняла, что Момои беспомощна и напоила ее сама, поднеся к потрескавшимся губам миску с водой. — Будем считать, что наш первый разговор окончен. Но это не значит, что я тебе поверила! Помни, Момои: я очень тепло к тебе отношусь, но это, увы, ничего не меняет. У меня много способов вытащить из тебя правду, так что хорошенько подумай в трюме. Если захочешь что-то сказать — крикни страже, и тебя отведут ко мне даже ночью.

Идти Момои не могла и обратно в клеть ее приволокли под руки.

— Поздравляю с боевым крещением! — весело поприветствовал девушку Касуга. — Но, как я вижу, это только начало! Поверь, скоро ты узнаешь, как счастлив человек, у которого ничего не болит. О, это высшее наслаждение! Но понимают это лишь те, кто рычит от боли.

На ее счастье, англичанин ошибся. Ночью начался шторм и уже скоро их кидало по клети, словно кукол. Сперва они цеплялись за прутья, но к полудню силы оставили их. Испанцы не принесли им ни еды, ни воды, а судя по доносящимся сверху крикам, кораблю приходилось несладко.

— Видать, у Араки морская болезнь! — предположил Касуга, когда их вместе швырнуло в угол. — Иначе давно бы за тобой прислала, ей любая погода не помеха!

Благодаря русалкам, которые так помогали и «Бриэкете», и «Каравелле» в плаваниях, Момои до той поры не испытывала на себе силы настоящего шторма. Теперь ей пришлось узнать и что такое морская болезнь, да еще в довольно неподходящий момент — ей и так было несладко. Шторм бушевал пять дней, редкость даже для весны, и все это время Сацуки думала, что вот-вот умрет. Стража лишь пару раз подавала им кувшин с водой, а о сухарях никто даже не вспоминал.

Проснувшись как-то утром, Момои с удивлением поняла, что шторм кончился и стоит чудесная погода. Сквозь щели пробивались солнечные лучи, а ее товарищи спали. Все, кроме Касуги, который скорчился в углу, пытаясь что-то расслышать. Он прижал палец к губам, послушал еще немного и подошел к девушке.

— Насколько я понимаю испанский, дела у эскадры неважные! Пять кораблей потерялись во время шторма. К тому же нас снесло намного южнее Панамы, и где теперь искать Коганея, адмирал не знает.

— И что это означает для нас?

— Да тоже мало хорошего! Капитан Хикари с капитаном Акаши теперь не представляют, где мы.

Да, это была скверная новость. Момои и так не знала, что думать: «каравелла» не преследовала испанскую эскадру, а сразу ушла за горизонт, пользуясь превосходством в скорости. Может быть, Хикари с Акаши хотели устроить засаду у берегов Панамы? В таком случае, они просчитались.

Еще сутки прошли спокойно, а потом им, всем пятерым, связали руки за спиной и вывели на палубу. Адмирал и Араки сидели в креслах, Митобе держал ее за руку. Выглядела она бледной и осунувшейся — видимо, Касуга был прав насчет морской болезни.

— Возможно, кто-нибудь из вас хочет по доброй воле рассказать что-нибудь еще, утаенное на допросах? — спросил переводчик жестов адмирала. — Поверьте, сейчас самое время.

— Граф, я же говорила вам: они упорствуют и имеют на то причины…

— Да, да! — он погладил Араки по руке. — Эти люди имели сношения с демонами и прочими порождениями ада… Неужели даже страшный шторм не заставил вас подумать о раскаянии? Мы были на краю гибели!

— Что до нас, — заметил Касуга, — то мы по-прежнему там, на краю.

— Так отойдите от этого края! — граф рассердился. — Я многое передумал во время бури… И понял, что взял на себя слишком много, что грешен и нуждаюсь в покаянии.

— Ну что вы, граф! — Араки поморщилась, что должно было обозначать улыбку.

— Нет! — капризно возразил переводчик, озвучивая жесты Митобе. — Не знаю, увижу ли опять Арагон, в котором не был шестнадцать лет, увижу ли семью… Господь послал мне бурю, чтобы я образумился. А то ведь и правда, раскукарекался, как молодой петушок: остановлю Коганея, найду остров Дьявола, перенесусь со своей эскадрой в прошлое и прекращу морской разбой… Глупость и грех!

— Граф!.. — Араки, кажется, испугалась.

— Глупость и грех! — упорствовал адмирал. — Пусть случится то, что должно случиться! Ибо пути Господни неисповедимы. А общение с Дьяволом — грех перед верой! Как хорошо, что я образумился… И вот — моя эскадра разбросана по морям, Панама далеко, и я не знаю даже, в самом ли деле этот пират Коганей перехватил Серебряный Караван. Мой долг — собрать корабли и уже потом отправиться туда. Что до вас, отребье, и вас, прекрасная Араки, то не мне решать вашу судьбу. Мы идем к ближайшему острову, где я передам вас в руки власти. Не уговаривайте меня, Араки! Решение твердо. Так будет лучше для всех.

Момои показалось, что Араки сейчас бросится на старика и свернет ему шею, словно цыпленку. Однако она овладела собой и посмотрела на них.

— Что вы на это скажете, господа? — спросила Араки охрипшим голосом и Сацуки поняла, что она действительно просит совета. Обстоятельства опять сделали так, что они оказались в одной лодке. — Тоже считаете, что познакомиться с властями — лучший выход?

— Какой же это выход? — Касуга покачал головой. — Нет, насколько я знаю испанскую власть, там обычно только вход. А выйти удается не всем, и не скоро…

— Думайте о душе, а не о грешном теле! — назидательно сказал граф (переводчик). — Начните прямо сейчас: что вы знаете об американском пирате Коганее? Вот вы, безрассудная молодая дама! — адмирал указал на Сацуки пальцем. — Вы говорили, что вместе с ним захватили серебро. Подтверждаете свои слова?

— Да! — не могла же Момои, в самом деле, спорить. — Но я не знаю, где теперь Коганей Синдзи.

— Что ж, воля ваша… Если властям будет угодно передать вас гражданскому суду, вас повесят. Вот если бы вы могли что-нибудь добавить, то я оставил бы суду письмо. Возможно, отделались бы каторгой! Подумайте об этом, пока мы в пути.

— Я сказала все, граф.

Настроение девушки, как ни странно, улучшилось. Все же инквизиция (власть) была еще где-то далеко, а рея, на которой ее подвешивали по приказу Араки, совсем рядом. Между тем из слов адмирала выходило, что она ей больше не грозит.

— Еще раз призываю вас подумать и раскаяться! По первому требованию я пришлю к вам корабельного капеллана. Уведите их!

— А леди Араки? — притворно удивился Касуга. — Она разве не пойдет с нами? Ей тоже стоит подумать и раскаяться!

— Катись к чертям! — Араки потеряла всякое желание выглядеть обаятельной. — До ближайшего испанского острова, чтоб ты знал, около дня пути!

Когда они оказались в трюме, Сацуки обратилась к товарищам с расспросами. Каким образом они могли оказаться рядом с испанскими островами?

— Это Картахена де Индиас, вот как называется близжайший остров, — объяснил Касуга. — Да, хорошо нас отнесло от Панамы! Картахена находится на острове, там славная крепость Сан-Фелипе. За ее стенами вздернули немало пиратов! Правда, захватывали и Картахену… Даже Коганею, насколько я помню, это удалось. Но не в этом году, Момои, а значительно позже. Боюсь, мы не сможем ждать так долго.

— Мне говорили, там есть Дом Инквизиции! Вот где страх-то! — сказал один из пиратов и перекрестился, будто речь шла о нечистой силе. — Касуга, а ведь это ты нас всех погубил! Ты привез сюда эту Араки, ты уговорил Сейджуро искать остров Дьявола!

— Ну, начинается! — англичанин сложил руки на груди. — Теперь, конечно, я виноват во всем! А когда мы послушались Тацую и удрали от «Караеллы», кто был виноват? А когда вы хотели отобрать Ключ у Хикари с Акаши? Надо было держаться вместе, и ничего бы не случилось. Но вы же просто жадные бараны!

— Прекратите! — Момои поняла, что дело идет к драке. — Давайте лучше подумаем, как можем спастись! Из крепости нам вряд ли удастся выбраться. Так может быть, когда корабль подойдет к берегу, мы сможем как-нибудь выбраться из клети, разоружить стражу и прыгнуть за борт?

Драки и правда не произошло: переглянувшись, все они захохотали.

— Пойми, Момои! — сказал, отсмеявшись, англичанин и утер слезы. — Пойми: мы бывали в разных передрягах, и если бы был хоть какой-то шанс, уж мы бы попытали счастья! Нет, клеть прочная, а при солдатах злые, тупые сержанты. Скоро мы увидим Картахену.

Он оказался прав. Остров, расположенный совсем недалеко от побережья материка, служил испанцам главной перевалочной базой в этих местах. Сокровища везли в Картахену, копили и под охраной военных кораблей отправляли дальше: в Гавану или сразу в Испанию. Гавань оказалась чрезвычайно удобной для обороны, в нее вели два узких пролива. Удивительно, как пиратам все-таки удавалось иногда захватывать этот город!

Адмирал сошел на берег и со слезами на глазах попрощался с Араки. Она не сказала ни слова, только терпеливо ждала, когда он закончит длинную жестикулироаную речь о своих и ее прегрешениях.

— Я надеюсь, что ты покаешься и простишь меня, грешного! — сказал он напоследок. — Тогда и Господь простит тебя! Прощай же!

— Надеюсь, еще увидимся, сволочь! Ты только береги здоровье, — буркнула Араки и отвернулась.

Вместе с остальными ее доставили в крепость. По пути они не предпринимали попыток к бегству: далеко ли убежишь со связанными руками? У Араки руки были свободны, но испанцы, надо полагать, хорошенько ее обыскали, а без стилета даже ловкая авантюристка вряд ли смогла бы им помочь.

Оказавшись за высокими стенами крепости, Момои приуныла уже всерьез. На каждом углу стояли вооруженные солдаты, без пропусков гражданских лиц за бастионы не пускали. Их заперли в каменном подвале с крошечным окошком, через которое они могли наблюдать только ноги солдат.

— Они это специально сделали — чтобы мы привыкали к испанским сапогам! — мрачно пошутил Касуга. — Араки, что ты будешь говорить инквизиторам?

— Не твое дело. Теперь каждый за себя.

— Да разве раньше было иначе? — охотник, прихрамывая, встал над ней. — Как ты думаешь, почему я еще не начал ломать тебе пальцы?

— Касуга, остановись! — Момои оттолкнула его от женщины. — Не время мстить!

— Да я и не собирался, Момои. Я ведь рассказывал тебе: мне просто жаль нашу полячку Араки.

— Может быть, я лгу, но как ты проверишь, Касуга? У меня была только одна вещь, которая помнила Польшу. Но вот она говорить с твоим лешим отказалась, верно?

— Предметы не рассказывают о себе, — кивнул Касуга. — Иначе все было бы куда проще.

— Дело в том, что если дело станет совсем худо, я сознаюсь в совершенных преступлениях на территории Испании, Франции, Австрии… Меня отправят в Мадрид, — она развела руками. — Простите, ребятки, что переживу вас, которых вздернут на виселице, может быть, уже через пару дней. А путь до Европы неблизкий, и мало ли что еще может случиться.

Дверь отворилась и вошедшие стражники увели ее. В дверях Араки обернулась.

— Прощай, Момои! Знаешь, если бы я могла тебе помочь, то помогла бы. Но это уже не важно!

До самой ночи их больше никто не потревожил, не дали даже еды. А когда наступила ночь… Сацуки проснулась от топота бегающих по внутреннему дворику солдат. Все ее товарищи по несчастью толпились у окошка.

— Крепко спишь, Момои! — приветствовал девушку англичанин. — Мне бы твои годы! Между тем, в гавани идет бой, до нас долетает канонада!

Прислушавшись, Сацуки и правда разобрала далекий гул пушек.

— Это Тецу, Хикари и Акаши! — закричала Момои, толком не отойдя от сна. — Они пришли за нами!

— За тобой! — уточнил один из пиратов. — Только как пришли, так и уйдут: на «Каравелле» не хватит людей для штурма крепости.

Однако бой приближался. Один раз ядро угодило прямо во двор крепости и всем пришлось попадать на пол. Теперь, в свете горящих факелов, они видели двух убитых испанцев. Убирать трупы никто не торопился — у защитников цитадели хлопот прибавлялось с каждой минутой.

— Чудеса, да и только! — Касуга подобрал осколок ядра, влетевший в их подвал. — Только у Хикари с Акаши есть такие ядра, и они их не жалеют. Но одни они не могли отважиться на штурм — это безумие! Кто им помогает?

— Коганей! — ответила Момои, прежде чем успела подумать. — А кто же еще?

— Вы что, в самом деле с ним дружны? — спросил Касуга с сомнением. — Я думал, ты все это врешь для Араки.

— Не то чтобы дружны… Но Касуга, кто, если не Коганей? Правда, у него всего два маленьких корабля и людей не намного больше, чем на «Каравелле».

Они пребывали в неведении еще около получаса. Солдаты совершенно исчезли из их поля видимости, мушкетная перестрелка слышалась с бастионов. Потом они услышали грохот сапог в коридоре, и через минуту дверь в подвал распахнулась.

— Живая? — Хикари, с факелом в одной руке, с саблей в другой заглянула в наш каземат, кивнула Момои, подмигнула Касуге и тут же скрылась. Из коридора донесся ее голос: — Можете пойти со мной, если хотите!

Они выбежали следом. Момои врезалась в Тецу, который крепко прижал девушку к себе. Но продолжались объятья недолго. Бой на бастионах продолжался, но Хикари и Акаши с группой пиратов каким-то образом удалось проникнуть в незахваченную еще крепость. Многое объяснял толстый, багроволицый испанский офицер, которого связывал в коридоре Кисе.

— Ну? Ты ведь не удивилась, что мы пришли, сестрица?!

— Нет, Рета, не удивилась! — Момои обняла его. — Вы с Коганеем?

— С Коганеем, с английскими корсарами Кагами, и еще по пути встретили целых три судна с ребятами из Берегового Братства! Все захотели присоединиться — русалки творит чудеса!

— Значит, Коганей хотел помочь мне?

— Коганей, когда мы его отыскали, праздновал победу и делил серебро с англичанами. Да, он согласился помочь! Но чтобы добраться сюда быстрее, разрешил капитанами подержать русалок. И все сложилось, как надо! — Кисе закончил с испанцем и вскочил. — Мы пробрались в город еще до начала штурма. Леший помог кое-что узнать! Хикари — молодчина, я ее люблю!

— Леший? — Касуга, опираясь на стену, прислушивался к их разговору. — Как это мило, Рета. Ты, значит, прихватил с «Леоны» мою вещь, прежде чем взорвать пороховой погреб?

— Я случайно… — Кисе покраснел. — И погреб — случайно.

— Давайте, вы потом с этим разберетесь? — Хикари подбежала к окну, выходящему к морю, и подала факелом сигнал. — Все, надо убираться: Коганей отведет людей от крепости, она нам не нужна. В городе удалось немало взять, между прочим! Но пока другие грузят корабли, я вынуждена заниматься вами!

Они снова побежали коридорами, а потом выбрались через окно по веревочной лестнице. Внизу дожидался нервничавший Лао и десяток матросов с «Каравеллы».

— Что так долго, Хикари, Акаши?! Я уже не молод, может и удар хватить!

— Так сиди дома, старикан! — оборвала его безжалостная девушка. — Уходим, уходим, пока не рассвело! Долго нам тут не продержаться, испанцев слишком много!

Город уже начинал гореть. Прятавшиеся в домах жители выбегали, почувствовав запах дыма и тащили на улицу добро. Но еще не покинувшие Картахену пираты набрасывались на них и забирали все ценное. Уводили и людей, отовсюду доносились крики о помощи.

— Это все ерунда! — на бегу сказал Сацуки Акаши. — Вот портовые склады — там действительно было, чем поживиться! Из-за тебя мы все прошляпили!

— Спасибо, что выручили меня!

— Ладно, забудь. Можешь даже вернуться в команду. Стой! Стой!!

Момои повернула голову и увидела Араки. Рядом с ней на мостовой лежали два мертвых испанских солдата. Забрав у одного из них шпагу, Араки пыталась разрезать веревку, связывающую ее руки. Заметив Акаши, кинувшегося на нее с саблей, она поудобнее перехватила свое слишком длинное оружие и отразила первый удар.

— Лао, дай лучше мне пистолет! — Акаши опустил саблю. — Что мы будем с ней возиться?

— Момои, помнишь, что я сказала? — Араки опустилась на колени и снова принялась пилить веревки. — Я бы тебе помогла. А ты мне поможешь?

— Акаши… — начала Сацуки. — Слушай, Акаши…

— Не буду я тебя слушать! А не хочешь смотреть — отвернись! — Акаши ловко поймал брошенный Лао пистолет и взвел курок. — Или ты хочешь, чтобы она постоянно отравляла нам жизнь? Не бывать этому!

Касуга положил здоровую руку девушке на плечо.

— Но ты сказал, что тебе жаль Араки!

— Жаль, — кивнул англичанин. — Потому и пора закончить ее мучения.

Акаши вскинул пистолет и тут Араки завизжала, издав жуткий, нечеловеческий звук, который так поразил Сацуки когда-то, только тогда его воспроизводила Алекс. Момои захотелось зажать уши и закрыть глаза, но Акаши только усмехнулся.

— Ты слишком привыкла иметь дело с мужчинами. На меня это не действует, я мальчик!

— Ну, тогда стреляй! — Араки выпрямилась, сбрасывая обрезки веревки с освобожденных рук. — Если хочешь никогда не узнать, что такое волшебные предметы, и почему Момои передала русалок Коганею! Ведь на самом деле это так, Момои?

— И почему же? — девушка видела, как палец Акаши напрягся, но выстрела все не было. — Скажи хоть раз правду.

— Откуда ты можешь это знать? — вмешался Касуга. — Акаши, она тянет время!

— От тебя и знаю. По пути сюда, мальчик, я немало пообщалась с мсье Касугой. Он многое мне рассказал! Как пользоваться Переместителем, что было в письме, которое он нашел на острове Дьявола…

— Я лгал, — пожал плечами англичанин. — Ты ведь хотела, чтобы я говорил? Вот я и говорил.

— Я умею отличать правду от лжи, Касуга. По глазам.

Раздался топот множества сапог, и из-за угла появились человек двадцать пиратов с награбленным впопыхах добром. Расталкивая их, они побежали к гавани.

— Испанцы возвращаются в город! — крикнул один из них. — Всем командам на корабли!

— Проклятье! — один из матросов налетел на Акаши и заставил пошатнуться. — Отойдите же!

Араки, подхватив повыше подол, кинулась бежать. Выбравшись из толпы бегущих пиратов, Акаши опустился на колено, быстро прицелился и выстрелил. Сердце Момои замерло, когда она услышала, как МоАракиник вскрикнула. Она пробежала, шатаясь, еще несколько шагов и упала в открытую дверь горящего дома. Оттуда уже густо валил дым.

— Надо убедиться! — Акаши быстро перезарядил пистолет. — Я не поверю, что она мертва, пока сам не закрою глаза чертовке!

Но его планам не суждено было сбыться — в конце улицы уже появился строй испанских солдат.

— Уходим! — Лао догнал юношу и силой потащил к морю. — Уходим, или «Каравелла» уйдет без нас!

— Проклятье! Ну почему я не выстрелил сразу?!

В ста шагах от них офицер дал команду, грянул залп и мушкетные пули защелкали о камни вокруг них. Один из матросов сразу упал мертвым, еще двое были ранены.

— На корабль! — Акаши выстрелил в ответ. — Если ей в очередной раз поможет сам дьявол, я убью и дьявола!

Вскоре они уже грузились в шлюпки. Оказавшись на «Каравелле», Сацуки была готов целовать палубу. Да, Момои знала, что она пропитана кровью, но это и был теперь ее дом.

— Сигнальте на «Карру», что мы выходим из бухты! — Акаши, устало волоча ноги, прошел к штурвалу. — Хочется в море, тесно тут стало.

Момои была потрясен: в гавани находилось больше десятка кораблей! Договорившись с Коганеем, Хикари с Акаши удалось собрать порядочную эскадру. Конечно, в этом им помогли волшебные фигурки.

— Русалки у Коганея? — спросила Сацуки.

— Уж он с ними не расстанется! Разрешал нм с братом носить только при условии, что мы перейдем на его корабль, — поморщилась Хикари. — Поначалу он сомневался, стоит ли тебя разыскивать… Но когда мы взяли курс на Картахену и зазвали с собой столько народу, он забил копытом, как жеребец! Этого парня тянет на подвиги.

— Он проплывет вокруг света! — напомнила Момои.

— Я сейчас тоже могу, — проворчал Акаши, поправляя курс. — Возьму, да проплыву. Для «Каравеллы» это большого труда не составит.

Момои поняла, что спорить с ним не стоит. Несмотря на то, что Араки наверняка погибла, Акаши не чувствовал, что отомстил за отца. Ему требовалось своими глазами увидеть смерть врага. Что тут поделать — Сацуки уже научилась прощать ему некоторые недостатки характера.

— Какие у нас теперь планы?

— План номер один — отвязаться от твоего героя Коганея! Ему слишком нравится наш корабль, и он утомил меня расспросами о производителе ядер. Да мы никогда их не покупали — все забирали на захваченных кораблях! Я постоянно жду от него какой-нибудь подлости.

Начинало светать и Момои четко различала силуэты идущих по проливу перед ними корабли Коганея.

— Ну, а потом пойдем к острову Дьявола, — решительно добавил Акаши и Хикари кивнула головой в знак согласия. — Если я не видел, как умерла Араки, так хоть отправлюсь в то время, где ее нет.  А так же нам нужен один капитан, а не два. Мы с Хикари не можем определить, кто из нас им будет, поэтому решили доверить этот пост тому, кому мы доверяем. Нет, не Тецу. Он, конечно, бывший пират, но многие матросы никогда не были пиратами и им нужен капитан, который тоже недавно стал пиратом. Итак, я назначаю тебя капитаном!

Сацуки с уивлением посмотрела на Акаши, но спорить с ним не решалась: не такое сейчас настроение было у парня. Утром они были уже достаточно далеко от побережья. Корабли, группами и по одному расходились. Настал и их черед прощаться с Коганеем Синдзи. Когда они поднялись на борт «Карры», там был и Кагами Тайга, знаменитый английский корсар. Он получил половину захваченного у испанцев серебра и уговаривал Коганея на новые совместные операции. Пока они разговаривали, пираты угощались за столом.

— Он мог бы быть велик! — шепнул девушке Касуга, вглядываясь в черные глаза корсара. — Но не станет…

— Зачем тебе это было нужно, Касуга? — Сацуки показалось, что их отношения после совместного заключения стали вполне искренними. — Кто тобой руководил? Ты не договорил тогда, в клети.

— Кто-то, кто не хотел, чтобы Япония возвысилась на морях. Она будет царствовать долго, Момои, несколько столетий. Я подумал, что ничего не потеряю, если пущу историю немного по другому пути.

— Ничего не вышло!

— Ты думаешь? — он посмотрел на Сацуки с прищуром. — Пока есть остров Дьявола, пока есть Переместитель, ни про что нельзя сказать: «вышло» или «не вышло»! Правда, Переместитель охраняется Дьяволом… Но у нас есть Ключ, верно? И что будет, если однажды, собираясь отдать русалок Коганею, ты увидишь не его, а мой пистолет?

— Касуга, ты шутишь? Я уже была у Коганея!

— Да, но если историю вообще можно менять, то что мешает менять ее несколько раз подряд? Не буду врать, я сам мало что понимаю. И тем не менее, очень интересно: что будет, если я вмешаюсь в то, во что уже вмешалась ты?

— Ты ведь этого не сделаешь? — Сацуки не хотелось верить, что все, ради чего они рисковали, может измениться. — Оставь все, как есть!

— Я подумаю, Момои, — очень серьезно ответил Касуга. — Время есть.

Наконец распрощавшись с Какгами, к ним подсел Коганей и, конечно, стал уговаривать Хикари с Акаши не уводить «Каравеллу».

— Поплывем в Англию вместе, капитаны! Я получил неплохую добычу и могу одолжить вам денег для снаряжения, помогу пополнить экипаж. Мы купим еще ваших прекрасных ядер и организуем новую экспедицию! Богатейшие люди Англии станут нашими пайщиками, мы соберем большую эскадру! Испания никогда не забудет нашего рейда.

— Мы подумаем, капитан Касуга, — пообещала Хикари со скучающим видом. — Но сейчас у меня есть дела. Договоримся так: если я захочу вас найти, то найду. Ах да, мы с братом больше не капитаны. Мы назначили им Момои.

— Почему-то я вам верю… — Коганей погрустнел и перевел взгляд на Сацуки. — Надеюсь, испанцы не причинили вам большого вреда, капитан Момои?

— Испанцы — почти никакого! — честно ответила девушка, подумав, что Коганей быстро подстраивается под ситуацию. — А про остальных и вспоминать не хочется. Я весьма признательна вам за оказанную мне и моим друзьям помощь!

Коганей отсалютовал ей бокалом и пригубил вино. Момои смотрела в его глаза и удивлялась, насколько они изменились. Нет, не цветом — Коганей внял ее предупреждению и никогда не носил русалок постоянно. Просто в его глазах больше не было животной жадности, характерной для большинства пиратов. Не было и затаенного страха. Перед девушкой сидел спокойный, уверенный в себе, властный человек.

— Я был бы рад видеть вас в Англии, — сказал он на прощание. — Нашей стране сейчас очень нужны честные и смелые люди. Настают времена больших перемен! Я буду ждать. Но торопитесь — море будет ждать меня, а оно нетерпеливо!

— Мне ли не знать! — Хикари отсалютовала ему, и они раскланялись.

Момои вышла проводить их на палубу, и тут старик Лао не выдержал.

— Хикари, Акаши, Момои, если вы позволите… Сэр! Я стар, но все еще достаточно крепок. Если бы вы позволили мне примкнуть к вашей команде, я не стал бы вам обузой, сэр!

— Я не против! — Коганей растерянно посмотрел на капитана. — Как скажете, капитан.

— Пусть убирается, старый черт! — девушка согласилась, получив одобрительный кивок от бывших капитано. Момои была удивлена не меньше, чем Коганей. — Ты что, Лао? Спятил?

Лао обнял Сейджуро и что-то прошептал ей на ухо. Момои видела, как на глаза Хикари навернулись слезы. Она вырвалась.

— Это хороший моряк, капитан Коганей! — дрожащим голосом сказала Хикари. — Он вас не подведет. Прощайте!

Момои с Тецу пожали старику руку, Касуга ограничился тем, что слегка приподнял шляпу — Лао никогда его не любил.

— Что он тебе сказал? — спросил Акаши у Хикари, когда они оказались в шлюпке.

— Сказал, что начинал с Коганеем и закончить хочет с ним же. Что капитану будет трудно, если о русалке не будет знать совсем никто… — Хикари спрятала лицо в руках. — Сказал, что лучше расстаться так, а не ждать, когда он не сможет больше ходить с нами на кораблях.
HikаriOffline
Отшлёпанный
Дата: Суббота, 25.04.2015, 23:31 | Сообщение #42
Эпилог
Новые встречи


Путь к острову Дьявола на этот раз занял немало времени. Сперва они зашли на Тортугу, чтобы пополнить припасы. Как выяснилось, еще трем пиратам, двоим с «Леоны» и одному с «Каравеллы» удалось спастись во время рейда испанцев. Они, конечно, забрали их с собой. Потом, пройдя через Наветренный пролив, миновали Кубу и двинулись на север вдоль побережья.

Погода была переменчива, а ветры чаще мешали, чем помогали продвигаться вперед. Лето еще не полностью вступило в свои права в этих широтах, и чем дальше они забирались на север, тем чаще попадали в штормы. Тем не менее, фамильная удача Сейджуро все еще не оставила их, хоть капитаном и была Момои, и плавание проходило успешно.

Тецу и Рета, посовещавшись, решили отдать лешего в полное распоряжение Момои. Все же она их капитан, и пока предмет у нее, он будет служить всей команде. Конечно, на корабле от него толку было маловато, если не считать золота тамплиеров, о котором Сацуки с Тецу расспросили Кисе, как только настал удобный момент.

— Да, я использовал лешего! — они стояли на баке, возле самого бушприта и их никто не слышал. — Как раз с той золотой пластиной, на которой два рыцаря на одном коне. Где она только не побывала, Момои, Тецу! Рыцари воевали в Палестине, но не только воевали, там творились какие-то странные дела… Вот только я совершенно не понимаю французского, а они говорили чаще на нем. Иногда на немецком или испанском, или вообще на латыни… Что я мог понять? Но мне кажется, там творилось какое-то колдовство! Не зря же их сожгли? Потом дела у рыцарей на востоке пошли плохо, и пластину увезли в Испанию. Вроде бы, на остров Майорка, но я не понял наверняка. Ах, да! Ее использовали для каких-то ритуалов. Это нехорошая штука, ребята. Везет же нам на них!

— Ты говорил об этом с Хикари и Акаши?

— Нет, — признался Кисе, чем немало их удивил. — Просто как-то… Не хотелось их отвлекать. Ну, и пугать тоже, вы ведь знаете, как я к Хикари отношусь. Мы волновались, думали, как Момои вытащить. А еще мне не хочется, чтобы Хикари оказалась как-то замешана и в эту историю. Вообще, будь моя воля, я швырнул бы пластину за борт!

— Почему ты считаешь, что все волшебные предметы служат злу? — заспорила Сацуки. — Надо просто быть с ними аккуратнее. И русалки, и леший сами по себе не злы и не добры, все зависит от их владельца.

— Не знаю. Но с этой пластиной храмовники проделывали странные вещи! Потом, с Майорки, ее увезли на корабле вместе с другими ценностями: золотом, книгами, еще какими-то ящиками… Я думаю, рыцари отправили все самое дорогое за океан.

— Ты не знаешь точно? — удивился Тецу.

— У меня было не очень много времени. Когда в трюме полно золота, команда нервничает… Хикари приказала запечатать его в бочонках, чтобы жадные глаза не отвлекались. Мы по-прежнему караулим в очередь, но до золота уже не дотронуться.

Любопытство мучило Момои, но она решил не торопиться и не требовать ничего от Хикари. В конце концов, время поговорить о тамплиерах у них еще будет. Между тем Касуга начал все чаще заговаривать о фигурке, намекая, что леший — его собственность.

— Спасибо, конечно! — Момои крутила его в руках и вздохнула.

Когда охотник узнал об этом, то совсем не расстроился.

— Правильно решили! Будущее рассудит, кому из нас она достанется.

Теперь Касуга больше походил на себя прежнего: всегда чисто выбрит, опрятно одет, даже подстрелил чайку, чтобы украсить свою шляпу хоть какими-нибудь перьями. Он почти не хромал, вот только пальцы на изуродованной руке плохо его слушались. И все же что-то в Касуге сильно изменилось. Он меньше говорил, часто о чем-то глубоко задумывался, стал совсем не кичлив. Момои не понравилась его фраза о будущем, которое «рассудит», но расспросить подробнее девушка не решилась. Ее еще тревожили его слова о том, что все по-прежнему можно изменить.

Когда до острова Дьявола, по их подсчетам, оставалось совсем немного, они встретили «железного кита». Рассказы команды «Леоны» об этом чудовище напугали многих из команды еще в прошлое посещение острова, но тогда Момои им просто не поверила. Однако ранним утром, в сумерках, когда вахтенный забил в рынду, Сацуки вместе со всеми выскочила на палубу и увидела чудовище своими глазами.

Сперва девушка думала, что это какое-то удивительное морское животное. Оно появилось у них за кормой и прошло параллельным курсом в каких-нибудь двухстах футах. Все видели неистово горящий желтый глаз, отсвет которого падал на воду впереди кита. Потом глаз повернулся и они едва не ослепли! Многие думали, что чудовище нападет на них — такому гиганту и добыча нужна огромная. Момои приказала открыть пушечные порты и приготовиться, но курс менять запретила. Хикари с Акаши не перечили, что означало, что жевушка всё делает правильно.

Железный кит — а он, похоже, и вправду был железным, если судить по отблескам на его туловище — еще с минуту пошарил жадным глазом по борту, а потом прибавил ходу и вскоре скрылся в ночи. Те несколько моряков с «Леоны», что плыли теперь с ними, подтвердили: именно такое существо они и видели в прошлый раз.

— Перестаньте трястись от страха! — потребовала от команды Хикари, хотя день назад она с братом назначила Момои капианом. Просто Сейджуро привыкла командовать. — Может быть, он безобиден, как корова! Не напал ведь кит на нас? Пусть себе живет. Нужно только смотреть внимательнее — налететь на него все равно, что на скалу.

Дальше они шли без приключений, и вскоре увидели знакомый дубовый лес на острове Дьявола.

— Остров Дубовый! — хмыкнула Хикари, разглядывая берег в подзорную трубу. — Что-то, Кисе, не прижилось твое название!

— Если бы там не было никакого дьявола, все бы звали его Дубовый из-за этих дубов! — упрямо сказал Кисе.

Они бросили якорь в знакомой бухте и небольшой группой высадились на берег. Рета остался на «Каравелле» по распоряжению Момои.

— Пираты есть пираты, — объяснила девушка. — Когда в трюме полно золота, всегда найдется кто-то, кто попробует взбунтовать команду. А в отсутствие капитана это гораздо легче. Поэтому ты, Рета, будешь капитаном на время моего отсутствия. Тебе я верю.

Кисе покраснел от удовольствия, а они отправились к древнему колодцу. Однако не успели они углубиться в лес, как слева раздался громкий тарахтящий звук, а по стволам деревьев стали часто бить будто бы железные пчелы. О пулях Момои тогда даже не подумала, хотя это и было похоже на выстрелы — во все стороны летели куски коры и древесины. Они повалились на землю и как могли затаились в негустом подлеске. Наступила тишина.

— Не стреляйте! — из-за ствола толстого дуба кто-то помахал им рукой. — Я в вас не целился, просто хотел продемонстрировать возможности нашего оружия.

— Кто ты такой, черт тебя дери?! — крикнула Сацуки. — Покажись, не бойся!

— Да я не боюсь!

Он вышел из укрытия и все увидели широкоплечего, широколицего человека в одежде непривычного покроя. В руках он держал странного вида мушкет: очень легкий, с коротким узким стволом, совсем без приклада, но с двумя рукоятями снизу.

— Я не боюсь, только хочу заметить, что вы окружены моими людьми с точно такими же автоматами. Нам совсем не трудно вас изрешетить, гости дорогие! Но делать это совершенно ни к чему, если вы оставите оружие здесь, прежде чем пройти в дом.

— Какой еще дом? — Момои, озираясь, поднялась на ноги. — Вы кто?

— Киеси Тепей! — он приподнял меховую шапку с хвостом, украшавшую его голову. — Штурман капитана Изуки к вашим услугам. Сейчас я подниму руку, и мои люди сделают еще несколько выстрелов по стволам, только чтобы у вас не осталось никаких сомнений.

Так и произошло. Хикари с Акаши, выругавшись, сложили оружие под дубом и попросили Момои приказать поступить так всем.

— Значит, мы в плену?

— Я бы так не выражался, но, вообще-то говоря, да. Извините! — Киеси любил и умел улыбаться. — Идемте в дом, капитан ждет вас.

Они проследовали за ним, и на том самом месте, где ожидали увидеть колодец, увидели небольшой домик. Никаких следов пожарища вокруг него не было.

— Остров живет своей жизнью, — пояснил Тепей. — Он ведь не для нас с вами построен, видите ли… Но, проходите же в дом!

Хикари пошла первой, но едва открыв дверь отшатнулась назад и выругалась. Момои и Тецу, протиснувшись мимо нее, заглянули в помещение и оцепенели. За столом сидели двое: незнакомый мужчина в военном мундире и Араки собственной персоной.

— Только давайте обойдемся без сцен! — попросила она. — Разговор предстоит деловой и серьезный. Если девчонка с мальчишкой не смогут держать себя в руках, придется посадить их под замок.

Она была одета в черный, почти обтягивающий фигуру комбинезон, а на коротко стриженой головке красовалась маленькая пилотка, тоже черного цвета. Еще Сацуки бросился в глаза длинный тонкий шрам через всю щеку. Он выглядел давно зажившим, и именно из-за шрама она заметил, что Араки постарела на несколько лет.

— Входите же! — пригласил мужчина. — Я полковник Изуки Сюн, хотя можете звать меня и капитаном. К сожалению, питаемся мы здесь не намного лучше, чем в остроге на Камчатке, но, как там говорят, «чем богаты, тем и рады»! Кстати, вы привезли мое золото?

Продолжение следует...(Скоро напишу "Момои. Том 2")
LIEariOffline
Завсегдатай
Дата: Воскресенье, 24.05.2015, 18:00 | Сообщение #43
Мило
HikаriOffline
Отшлёпанный
Дата: Четверг, 18.06.2015, 23:33 | Сообщение #44
Спасибо)
Аниме форум » Наше творчество » Книжная полка » Фанфики » Момои
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск: