Приветствую тебя, юный волшебник! Над миром магии сгущается тьма, настали тревожные времена. Повсюду пропадают Маглорождённые Волшебники и не факт, что через несколько дней не найдут очередное тело "грязнокровки". На территории Хогвартса относительно спокойно, но только благодаря усилиям директора школы - Альбуса Дамблдора.

С чего начать Чтобы попасть в Хогвартс, отправь письмо директору со своими данными, то бишь, пройди АНКЕТИРОВАНИЕ. Обязательно ознакомься с правилами школы и постарайся не нарушать их.
Стартовые локации ❂ Косой Переулок
❂ Кингс-Кросс
❂ Лавка Олливандера

Студенческая жизнь ◊ Расписание
◊ Доп. анкета и СОВ для перехода на курс
◊ Ученические клубы и организации
◊ Последние новости Ежедневного Пророка
  • Страница 262 из 262
  • «
  • 1
  • 2
  • 260
  • 261
  • 262
Модератор форума: Amaterasu, Tiomaru  
Аниме форум » Чердак Анибоксят » Ролевая по Гарри Поттеру » Гостиная Когтеврана
Гостиная Когтеврана


Поистине великолепное зрелище! Поднявшись по винтовой лестнице в башню Когтеврана, вы не обнаружите дверь. Лишь полотно, судя по всему - очень старинное. И небольшой молоточек в форме орла. Постучав, вы услышите вопрос и лишь верный ответ пропустит вас внутрь.
Зайдя в гостиную Когтевранцев, можно ахнуть. Она выполнена в голубых и синих тонах: но совсем не темных и неуютных, как в гостиной Слизерина, а вдохновляющих и затягивающих в свою свободу. Не даром символом этого факультета является орел.


Комната словно расположена под куполом звездного неба. С первого взгляда так действительно можно подумать. Высокие, огромные окна открывают замечательный вид на озеро возле школы. Сама гостиная уставлена по примеру остальных комнат факультетов. Резные кушетки из светлого дерева обшиты синим мягким материалом. Гостиная уставлена стульчиками и диванчиками прямо вокруг камина. А у входа в спальни факультета расположена мраморная статуя Кандиды Когтевран.

Ученики факультета:
Хан Мэриан Лоу,
Маргарэт Шелли Ховер,
Алиса Ирэн Баскервиль,
Эксельсиор "Экс" Фон Незир
Карн Корен Кинселл
Одетт Элиза Бельфлёр
Криста Уолкер
Элли Эмили Кроуфорд
Казуко Кадзуми Винтер
Дафна Вульф
Миа Корнелия Тмирстан
Ария Лайза Блунайт
Эугениос дэ Морган
Акколинания Хэнс Краймодсонис
Мирюель Эбель Сарториус
Вариэль Ровена Блэквуд
Геллерт Вильям Мэтью
Раэль Раймунд Лексовер
Мамору Солейл
Эрнеста Сара Хофман
Айз Фан Валенштайн

Дата: Среда, 15.04.2020, 02:50 | Сообщение #3916
Я вытянула мизинчик и протянула руку к Ланкастеру, вспоминая детство именно из-за этого жеста. — Обещаю, что никому не расскажу. Этот секрет останется между тобой, мной и... Спящей картиной, — я намекнула на портрет, находящицся прямо сбоку от нас, какой-то дамы, которая иногда во сне похрюкивала и громко сопела. Всё же в Гостиной всегда много нежелательных ушей.
Такой отстранённый и задумчивый взгляд у Томаса нечасто можно было встретить. В такие моменты ощущаешь себя как-то странно: кажется, будто где-то провинилась. Но я решила покорно ждать его решения, сидя, словно натянутая струна. Было как-то немного не то, чтобы неловко: скорее появилось какое-то напряжение, тяжелая атмосфера. Признание вампира было немного шокирующим, так что я сначала удивлённо на него посмотрела, а потом задумалась и вслух: — И правда... С Фриманом часто бывает неуютно по первости, кажется... Что он несколько неестественен? Опасен? Но... — я задумалась и горько улыбнулась: когда-то именно этот профессор рассказал мне правду о моей семье. Именно поэтому я так редко бываю дома. —...Он тот, к кому можно всегда обратиться. Никогда не слышала, чтобы он отказывал в реальных просьбах.

Его прямой взгляд. Честный, открытый и обращённый только ко мне. Именно в такие моменты целуются? Приглушенный свет, близость тел, чувства и подходящая атмосфера. Руку с волос парня я спустила на его плечо, чувствуя некоторое напряжение в его теле. Было приятно осознавать, что не я одна так переживаю и волнуюсь. Я стала немного приближаться, но замерла в нерешительности, посмотрев на Томаса. Наверное, в моём взгляде читались не столько сомнения, сколько мольба. Мне казалось, что если я сама сделаю этот шаг, это будет... Навязчиво? Странно? Резко?

Дата: Суббота, 02.05.2020, 21:00 | Сообщение #3917
Томас усмехнулся и ухватился мизинцем за мизинец девушки и кивнул
-Вот и славно. то я знаю нашу команду - им только дай повод.
Все таки Ланкастеру надо было держать лицо: с самого детства он привык к тому, что в каждой ситуации необходимо показать себя с лучшей стороны. Про его худшую лучше никому и не знать, да и сам парень от нее не в восторге. Но это было давно, так что Том предпочитал просто не вспоминать.
Признание далось нелегко когтевранцу - это было видно по его хмурому взгляду в никуда и по тому, как как вампир напрягся.
-Нет. я не отрицаю тот факт, что он помагает всем, кто это просит. Просто...его аура напрягает меня. Не могу находится рядом с ним и чувствовать себя в безопасности. Это как инстинкт, который так и и кричит об опасности.

Будь Томас человеком, то уже давным давно затекла рука, которой он упирался об кресло, дабы не свалится на Рюэ. Но он не чувствовал ничего, кроме трепещущего чувства в груди - там, где было сердце. Вампир очень осторожно действовал - ему ТАК хотелось поцеловать девушку, но не решался, так считал, что Мирюэль должна сама решить.
Но, увидев эту странную мольбу в глазах Рэю, Томас осторожно прильнул к губам когтевранки. Поцелуй не длился долго, но в нем парень выразил все свои чувства

Дата: Суббота, 02.05.2020, 22:48 | Сообщение #3918
Только начинаю писать пост, а мне уже страшно от того, как много надо начиркать, аааааааа

Девушка неумело отвечала на поцелуй Томаса, слегка сжимая его плечо, на котором лежала одна из её рук, от смущения и некоторой неловкости, которая присутствовала в течение всей этой вечерней встречи. В конце концов, она отстранилась от него, хоть ей этого и не хотелось.
Только она собиралась сделать второй «заход», как послышались шаги со стороны комнат и знакомый голос соседки по комнате: — Рюэ!!! Мирюэль Эбель Сарториус!!!
В тот же момент, как Глен зашла в Гостиную, Рюэ вскочила с кресла, забыв о всякой боли в ноге. Посмотрев на Томаса, она быстро протараторила: — С...спасибо! Встретимся завтра утром. Здесь. В... 8 утра. Я буду ждать.
И тут же резко повернулась и очень быстрым шагом, чуть ли не бегом, сорвалась с места, прислоняя ладони к щекам, совершенно позабыв о том, что она не краснеет и щёки её не горят красным огнём.
Глен в это время переводила удивлённо взгляд с Томаса на подругу и обратно; удовлетворившись их видом и поняв, что что-то да произошло, когтевранка хитро улыбнулась и обратилась к вампиру: — Да, Том, спасибо! Доброй ночи! Встретитесь завтра.
После чего схватила Рюэ за руку и, чуть ли не силком затаскивая её в комнату, расспрашивала о том, что между ними произошло в этот вечер.

*сцену утра пропускаем, что они, за кровью что ли без наших описаний не могут сходить*

Рюэ и Томас возвращались с занятий. Вампирше было по-прежнему немного неловко в его компании, но всё же больше было счастья в её глазах. Кажется, что за одну ночь в ней прибавилось оптимизма на несколько лет вперёд. То, что произошло вчера, дало ей много энергии, хоть от возбуждения и расспросов ей не удалось нормально поспать. Да и встать сегодня пришлось рано: хотелось выглядеть сегодня с самого утра безупречно, чтобы восхитить вампира. Или не испугать.
Ближе к Гостиной девушка всё же взяла за руку вампира, стараясь отвлечь внимание от этого продолжением разговора. Ей тяжело это далось: они так и не обсудили то, что произошло между ними. И будут ли они об этом говорить команде. Этот вопрос весь день мучал Рюэ, но задать его она так и не смогла.
— ...Всё же хорошо, что сегодня тренировку отменили, несмотря на надвигающийся матч. Всё же иногда нужен отдых не только тебе, но и команде. Ну и мы сможем погулять... — предложила Рюэ и тут же поспешно добавила. — ...Если ты не занят и хоче... — вампирша врезалась в какого-то парня, стоящего рядом с дверью, извинилась на автомате, даже не разглядывая его, и продолжила разговаривать с Томом. — Может, съездим в Хогсмид?
Но тут её одернули за руку, достаточно резко, но всё же не слишком сильно, явно без цели навредить. Взгляд тут же упал на рыжие волосы, которые были семейной чертой, и яркую улыбку, которая от соприкосновения с холодной кожей девушки постепенно начала угасать: он понял... Вампирша нервно сглотнула, выдавив из себя улыбку и вопросительно уточнила: — Миха...эль?..
Аура брата моментально изменилась, стоило ему взглянуть на Томаса, руку которого Рюэ сжимала лишь сильнее от страха. Эта встреча была тяжёлой, а особенно при таких обстоятельствах. Их отношения были необычными: несмотря на близость крови, Сарториус должна была стать невестой и боевым товарищем Морару, такова традиция их семей. Но не только формальность делала взаимоотношения когтевранки и гриффиндорки необыкновенными. Они были когда-то для друг друга самыми близкими людьми, а после обращения Рюэ сбежала и от Михаэля, и от семьи, предпочитая закрыться и ничего не объяснять. Быть вампиров в семье охотников равносильно смерти. А зная брата... Скорее он ушёл бы из семьи, нежели убил её. Поэтому Сарториус молчала. Не приезжала. Михаэль не должен страдать из-за неё и её глупости. Но судьба решила иначе. И сейчас они здесь.

Во всём теле охотника чувствовалась ярость и обида: он был похож на зверя, загнанного в угол. Парень резко отпустил сестру и тут же напал на Томаса, вжимая того в стенку локтем, приставленным к горлу. В бок вампиру он уткнул серебряный кинжал с особыми рунами и с отчаянием в голосе спросил: — Это... Ты сделал?! Отвечай! Немедленно!!!
Рюэ почти сразу же схватила кинжал голой рукой, не заботясь о боли, которая тут же обожгла ладонь, закинула его подальше от них. Несмотря на злобу за такое нападение на совершенно непричастного Тома, хотелось обнять брата, но тело совершенно не слушалось.
Не он, — ответила Рюэ спокойно, чем вызвала у Михаэля скрежет зубов. Сейчас он думал лишь о том, что его сестра, его родная и любимая сестрёнка, стала монстром, которых они вместе ненавидели. А ненавидела ли она вообще их? Всегда была отстранённой, а сейчас равнодушно с ним говорит, будто бы ничего не произошло. Ей же всё равно было эти три года? А он думал... Думал...
— Послушай... — вампирша осторожно положила руку на плечо брата. Тот её жёстко откинул и гневно процедил сквозь зубы: — Не. Прикасайся. Ко. Мне.
Она послушалась и прижала руку к груди. Хотелось плакать. Ну а чего она ожидала? Радостной улыбки? Ужасная подруга. Тем не менее, Михаэль не ушёл и внимательно смотрел на ту, кто некогда была его живой сестрой, с постоянным румянцем. Он ждал, что же она может сказать ему. Это игра и страшный сон.
Знаешь... Наша семья — это совсем не то, что мы представляли себе, — парень в ответ на такое начала рассказа только цыкнул.
Ну да, как же. Теперь же ты на стороне тварей, можешь рассуждать о спасении нами людей, — Рюэ дрогнула. Каждое слово было ранящим, но она промолчала на это и, глубоко вздохнув, всё же продолжила.
Морару... Всегда были жестокими. Особенно с охотниками, которые не справились с заданием. Аннет... Была охотницей. Но однажды её обратил какой-то древний вампир. В шутку. Семья дала ей шанс, но с условием, что она будет нянчить тебя, как родного сына. Но даже так с ней обращались, как с очередной жертвой. Каждый день вкалывали серебро в кровь, постепенно убивая её этим. Раз за разом вкалывали кол. Вырывали ногти. Резали. Пинали. А в конце концов, — Рюэ сжала ладонь в кулак и посмотрела на Томаса: узнавать о таких её родственниках в такой обстановке... Учитывая, что и семья Ланкастеров в своё время пострадала от рук деда... Да и Аннет и для неё была нежной тётушкой, которая никогда не злилась на них, детей, за деяния родителей и постоянные издевательства с их стороны. —...Убили её. Когда ты подрос и окреп. Им кажется, что действуя так, они мотивируют тебя. Самое страшное, что это убийство и правда... Заставляет ненавидеть вампиров.
Морару спокойно это выслушал, но отнёсся со скпетицизмом. Очевидно, что какой-то вампир промыл ей мозги и рассказывал бредни. Аннет и вампир? Семья убила её? К ней всегда относились хорошо. Очередной бред, который должен заставить его усомниться.
Рюэ заметила это сомнение и, вновь вздыхая, добавила: — Михаэль, вспомни... Хоть раз Аннет ела за общим столом? Ей всегда «нездоровилось». А давали ли вам обниматься по ночам? Только поцелуй в лоб. А кто... Кто плакал по ночам в подвале, когда никого из вампиров там не было? Мы же вместе... Вместе сидели у двери и подслушивали. Нам было это всё настолько обычно, что мы даже не задумывались. Но время вырастать, Михаэль.
Охотник засмеялся. Громко. От отчаянья. И снова взглянул на двух вампиров, стоящих перед ним. Переводя с одного на другого взгляд, уточнил: — Ты просто пытаешься защитить его?
Рюэ отрицательно покачала головой: — Скорее я тебя пытаюсь защитить от него.
Охотника трясло от всего, что происходило. Ему было больно не только за сестру, но и за семью... Ведь он... Знал. Видел из окна, как отец отрубает голову Аннет. Ему казалось, что это мираж, воображение. Маленькому мальчику ведь хотелось винить кого-то реального, а не мнимых кровососов. Вот и выдумал. Ну не мог же его отец... А ведь мог. Аннет всегда выглядела затравленной в обществе отца и старших братьев. На вопрос почему, отвечала, что уважает их и он должен это делать. Вся его жизнь до этого момента была ложью. Одним большим комком лжи, который заварили несколько веков назад. И всё ради убийств? Он должен убить... Её? Но перед глазами был не образ Рюэ, а Беллы. Михаэль отвернулся. Бежать. Подальше отсюда. Та, что была ему близка, вырыла яму в душе глубиной с карьер. Перевернула мир, открыв истину. И постоянно оглядывается на парня, стоящего рядом, в поиске его поддержки и снисхождения. Отвратительно. Рука, опустившаяся на его плечо, была ледяной. Он поцеловал изящные и худые пальцы, на которых виделись мозоли, и еле слышимо прошептал пересохшими губами: — Прощай, Мирюэль.

Дата: Воскресенье, 03.05.2020, 20:52 | Сообщение #3919
(Мне страшно его листать, ахахах)

Даже в этом коротком поцелуе чувствовалась та нежность и забота, с которой относится Томас к Мирюэль. Парень не спешил, дав полную свободу действий девушке. А все потому что он не хотел испугать ее, знал, что для Рэю это, можно сказать, в новинку. Но все же он неосознанно потянулся к когтевранке, когда та отстранилась, чтобы продолжить, но тут их прервали. От Тома послышался сдавленный смешок и он плюхнулся в кресло, с которого вскочила Сарториус
-Ты ногу свою побереги, а то как мы завтра встретимся то в 8 утра? - усмехнулся вампир, а потом пожелал доброй ночи, при этом посоветовав положить компресс на многострадальную лодыжку.
После этого вновь усмехнулся от этой мини-сценке:
-И тебе, Глен, - кивнул Ланкастер, на прощание кинув взгляд на Мирюэль. После того, как девушки поднялись к себе, вампир еще какое то время провел в кресле, задумчиво рассматривая тлеющие поленья в камине. Он бы так и провел всю ночь, но все таки заставил себя встать и отправится в постель.

Поход в Больничное крыло принес свои плоды - Томас больше не походил на замученного узника Азкабана. Исчезли синяки под глазами, а сам парень больше не зевал на каждом шагу от усталости. Да и походка вновь стала уверенной, а рефлексы на высоте.
Почти все занятия Ланкастер провел в компании Мирюэль, что не могло остаться незамеченным. То и дело вампир ловил заинтересованные взгляды сокурсников, но его это не очень то и волновало.
В компании девушки уроки пролетели не заметно и вот они уже идут с них и разговаривают. А вот она берет его за руку и Том готов поклясться- он почувствовал, как сердце сделало один единственный удар, а по телу разлилось тепло.
-Эта вечно меняющаяся погода все время срывает наши тренировки. Но все таки ты права - отдых нужен всем. А то ж вы меня с такими темпами заколдуете и оставите где нибудь в чулане, дабы избежать тренировок, - кивал вампир, не подавая виду, что ему ой как приятно от жеста Рюэ.
Когда Сарториус с кем то столкнулась, он не дал девушке упасть и уже было хотел ответить согласием на предложение съездить в Хогсмид, как тут ее кто-то схватил за руку и окликнул.
Ланкастер тут же почувствовал напряжение между Рэю и эти странным типом. Но еще большее беспокойство вызывал запах крови - необычный, а с привкусом чего-то едкого.
"Серебро!" - тут же мелькнуло в голове у Томаса, что вызвало бурю эмоций. Он тут же, рефлекторно, закрыл собой девушку и позволил Михаэлю воткнуть себя в стену. Ланкастер спокойно мог увернуться от этого слишком прямолинейного удара, но тогда это могло навредить когтевранке, а данный вариант развития событий ой как не устраивал вампира.
Кинжал неприятно жег кожу, но вампир даже не поморщился, а лишь одним движением пальца отодвинул его от своей шеи до того, как его откинула Мирюэль.
-Охотники в этом веке уже разучились видеть связь обращенного и обратившего? Как-то вы измельчали, однако, - отчеканил Ланкастер ледяным голосом, что так кардинально отличался от обычного дружелюбного тона парня. Вот это уже больше походило на 160-летнего вампира, повидавшего многое.
То, как жестоко Эль откинул руку Рюэ, выбесило Томаса, от чего он и сам проскрежетал зубами. Будь его воля, то эта рука уже висела бы безжизненно на одних лишь мышца, вырванная из сустава. Но это бы причинило боль и девушке, поэтому парень сдержался. Только лишь встал чуть впереди девушки, а рукой чуть отталкивал ее - она спокойно могла разговаривать с братом, но при этом Том в любой момент мог ее защитить.
Вампир не вмешивался в разговор, изредка рыча сквозь зубы - например, на слово про тварей, про описание всех тех пыток, что перенесла некая Аннет. Незнакомка, но все таки вампир. Ланкастер тут же представил, как страдал его дед от рук этих монстров-охотников. Да, Том понял, кто родственники Мирюэль. Да, это его потрясло...
На слова о защите брата от него, Томас окинул Морару таким взглядом, что тут же подтвердил все то, что только что сказала вампирша.
Когда Рюэ положила руку на плечо брата, а тот поцеловал ее, Томас напрягся и в любую секунду был готов оторвать голову защитить девушку, но к сожалению все прошло более-менее гладко.
После прощания Михаэля, Томас все еще продолжал смотреть ему вслед, пока тот не скрылся. А потом неуверенно повернулся к девушке, но обнял ее и стал успокаивать

Дата: Воскресенье, 03.05.2020, 22:01 | Сообщение #3920
Рюэ не знала, что ей надо было делать. Побежать за братом, обнять и успокоить? Но как? Словами? Сейчас, как бы ни были их отношения близки в детстве, они стоят на противоположных полюсах. И такая я уже не нужна ему.
«Спасти» Михаэля мог кто угодно, но не она: её действия были предательством. Стать вампиром означает умереть в глазах охотника. И осознание этого ранило сильнее, чем ожидалось. На душе кошки уже не просто скребли, а добровольно бросались в обрыв, жалобно мяукая в течение всего своего полёта. И звук их плача раздавался в ушах вампирши, причиняя нестерпимую боль. Если бы она только могла плакать, то сделала бы это в тот же момент, как брат поцеловал её пальцы. Казалось, что тепло его губ оставалось с ней; но его, Михаэля Морару, не было. Он убежал подальше от них: от неё и от Ланкастера.
Из этого состояние оцепенения её вывел вампир: его нежные, слегка неуверенные объятия заставили её выйти из тюрьмы собственных мыслей. Пострадала не только она, не только Михаэль, но и тот, кто никак не должен был участвовать в этом - её милый Ланкастер. Наверняка осознание этого всего было для него тем ещё испытанием. Они, молодые вампиры, воспринимают это легче, хоть и рассказы о мучениях братьев и сестёр заставляли вздрагивать каждый раз.
- Ещё и поранился, - едва шевелящимися губами произнесла Мирюэль и легенько прикоснулась прохладными пальцами рядом с местом укола от кинжала. Особенность этого оружия в том, что оно причиняет неприятное жжение в течение всего периода заживления. Однако чем старше вампир, тем быстрее заживает эта рана. Тем не менее, понимание этого всё равно не облегчало последствия столкновения её и Михаэля. Если бы она сама нашла Морару, возможно, никто бы не пострадал? Но жизнь не терпит «если»...
- Извини, что никогда об этом не рассказывала, - ей было сложно выбирать слова для разъяснения. Хотя наверняка Томас её понимал и без этого. Но всё же она продолжала: - Михаэль был не просто моим двоюродным братом, лучшим другом, но и... Женихом. Это сложные семейные традиции. Но ещё сложнее говорить о... Семейных занятиях. После отречения от ветви Морару (Сарториусы не занимаются охотой) у меня нет права даже извиняться за поступки предков, но я сожалею, - всё же Рюэ предпочла умолчать о том, что знает почти каждое имя вампира, когда-либо бывавшего в том злополучном подвале. В детстве она зачитывалась семейными архивами, ведь знала, что это её будущая судьба. После обращения же всё переменилось, а знание этих имён и некоторых семей только ранило.
Хоть вампирша и могла рассказать многое, но всё же не знала, с чего начать и надо ли продолжать. Поэтому просто решила покрепче обнять парня: чтобы не только ей было легче от его поддержки и близости, но и он ощущал, что она рядом.

Дата: Пятница, 17.07.2020, 20:12 | Сообщение #3921
Только монотонное поглаживание Мирюэль по голове не давало Томасу сделало две вещих: выдернуло его из ступора и не дало побежать за Михаэлем. С одной стороны парень был опечален воспоминаниями об ужасных деяниях всех Морару, с которой Рюэ была в родстве, в отношении к его семье. С другой - вампир был в ярости от того, как ее брат относился к вампирам, называя их тварями. Поэтому душу Ланкастера терзали противоречивые чувства, хотя на лице ничего не отражалось. Лишь ярко-алые глаза свидетельствовали об этом.
Как бы Том не пытался успокоить себя, ему мешала та боль, которую причинила ему семья охотников. И ведь если бы они были какими-то монстрами, которые бездумно убивали людей, вампир бы отчасти понимал причины охоты на них. Но все происходило лишь потому, что его семья, да и он сам, теперь принадлежали к "кровопийцам". И потеря главы семьи (на тот момент это был его дедушка) не могла быть вот так просто забыта.
На жжение от клинка Ланкастер не обращал никакого внимания - это не в первый раз, когда его ранят подобным оружием. Привык за все те годы отчаянной борьбы за жизнь.
-Бывало и хуже, - отрешенно произнес он, когда Рюэ прикоснулась к порезу. Парень хотел что-то еще сказать, но умолк на полуслове и поднял взгляд на потолок, даже сам не зная, что же хочет там найти.
Но Томас внимательно выслушал рассказ девушки, хоть и не опускал голову. Но довольно долго не говорил ничего в ответ, что заставляло нервничать.
Шли минуты, а вампир так и не мог найти нужных слов. Все они "разбивались" под тяжестью всех тех деяний семьи охотников. И хоть Мирюэль не участвовала в них, так просто забыть это он не мог
-Ты ведь знала, - вдруг заговорил он. -Знала, что Морару напрямую причастны к смерти главы моей семьи...я не...неважно. Иронично получилось даже - та, что готовилась стать членом семьи охотников на нечисть, стала тем, за кем они и охотятся.
После этих слов последовал горький смешок, а сам парень отпустил Сарториус и прислонился к стене, закрыв при этом глаза.
Нет, он не злился на саму девушку, даже, поразмыслив, понял, что чувств его это особо-то и не поменяло. Но все таки сейчас было слишком тяжело для каких-либо нежностей

Дата: Суббота, 01.08.2020, 03:24 | Сообщение #3922
Знала, — Томас был совершенно прав: Морару были повинны в смерти его дедушки, главы семьи. У него было право злиться, разочаровываться, мстить и, конечно же, грустить, предаваться воспоминаниям. Но оставалось нечто, что всё еще предстояло рассказать, и сама мысль об этом пугала. Конечно, мне давно было понятно, что однажды это случится, но не хотелось, чтобы всё произошло при таких... Нелепых обстоятельствах. Вздохнув, я подошла к Томасу, стоявшему у стены, и явно желавшему побыть в одиночестве, разобраться с мыслями, переварить. Правильно ли это — вываливать всё в один день? Не знаю. Но переносить «казнь» дальше... Всё же станет еще хуже, да? По крайней мере мне так кажется.
Есть ещё кое-что, известное... Мне... Однако не хочу говорить это здесь, — голос казался чужим, а смотреть на парня не было сил и воли. Возможно, что он и не злился на меня, но сама мысль о вероятности ненависти или отвращение в его взгляде не придавала особых положительных эмоций. Приходилось... Как бы «отдаляться» от испытываемых эмоций и происходящих событий, смотреть на это со стороны. Ухватив парня за рукав мантии, я потащила его в Гостиную, которая сейчас казалась особенно зловещей, холодной и неприветливой. Усадив парня на кресло в самом углу, попросила подождать, пока не вернусь.

В комнате я быстро нашла старый, потрёпанный закрытый чемодан с особой магической защитой, для снятия которой был всего один шанс. При неправильной последовательности все, что находилось внутри, сжигалось дотла, и просмотреть содержимое для нарушителя было бы невозможным. Внутри не было особо важных документов, только дневники. Дневники одного старого, измученного вампира, убитого в день смерти Авеля Морару. Я читала их однажды, когда дедушка перед смертью завещал их все мне и попросил помочь... Но он умер раньше, чем договорил, в чём именно нужна была помощь и что же надо сделать. В чемоданчике, помимо кучи тетрадей, лежал медальон, который подарил маленькой Мирюэль старый вампир, но который я так и не решалась ни разу надеть: было не страшно, а стыдно перед этим худым и измученным мужчиной, который много лет страдал, но всё же продолжал тепло относиться к девочке, иногда заглядывающей в его камеру из детского любопытства.
Чемодан, а точнее его содержимое, по праву принадлежало Ланкастерам. И сейчас оно перейдёт в руки к законному владельцу вместе с правдой. Заклинание с чемоданчика было снято, и теперь он казался ещё тяжелее, чем на самом деле был. Дотащив его до Гостиной, я аккуратно поставила его рядом с ногами Томаса, а затем отпустила и отошла на шаг, уставившись взглядом в пол.

У охотников есть право взять одного вампира «во владение», своеобразный заложник, которого каждый использовал в своих целях. Дедушка, Авель Морару, прослыл среди охотников чудаком, потому что никогда не менял этого вампира. И стремился не убивать тех, кто этого не заслуживал, — пришлось начинать рассказ издалека, потому что это особые детали, совсем неизвестные вампирам из-за особой секретности. — Они познакомились в марте 1915 года, когда юного парнишка-партизан, 16-летний Авель, чуть не умер. Его защитил мужчина преклонных лет, который, закрыв собой бомбу, защитил его, но остался... Жив и почти невредим. Если бы не слухи, дошедшие до Совета Охотников, этот вампир навсегда остался бы только в сердце дедушки. Но они издали указ, согласно которому Авель обязан был поймать «врага человечества» и разобраться с ним немедленно. Морару бегал за ним в течение двух лет, и всё это время пытался не просто предупредить его, но и покончить с собой. Однако, по несчастливой случайности, Авель настиг его и... Воспользовался особым правом, сделав того вампира своим собственным заложником, — я сделала небольшую паузу и украдкой взглянула на Томаса, ожидая его реакции. —...Тем вампиром оказался Томас Ланкастер, твой дедушка и глава семьи Ланкастеров. Хоть ваша семья считалась и считается относительно безопасной для человечества, Совет использовал твоего дедушку в качестве испытания юного охотника. Авель Морару вынужден был заключить своего спасителя в тюрьму в поместье, где тот прожил... До 1961 года. В день смерти охотника убивается и его заложник. Я... Лично знала этого вампира, неоднократно общалась с ним, слушала истории... Возможно, именно поэтому Авель Морару завещал мне не какое-то орудие, а дневники... Томаса Ланкастера. Перед смертью он просил помочь, но в чём именно нужна была помощь — мне неизвестно. Возможно, он хотел, чтобы всё это наследство твоего дедушки, принадлежавшее вам по праву, оказалось в руках настоящих Ланкастеров, — рассказ оказался тяжелее, чем ожидалось. Хотелось рассказать о том, как ласково и нежно Ланкастер-старший отзывался о внуках, в особенности о Томасе, с которым они были особенно близки. Как смешно он говорил о взрослении его любимых ребятишек и сколько горечи было в словах о невозможности попрощаться с ними и обнять. Но всё это было в Дневниках. В Дневниках, которые, наконец-то, дошли до нужных личностей. До Томаса.

Дата: Среда, 19.08.2020, 01:42 | Сообщение #3923
Тот Томас, который был до момента встречи с Михаэлем, и тот, который сейчас стоял перед Мирюэль - это два разных человека. Вампира, если быть точнее. Он не двигался, продолжая опираться спиной об стенку. Могло показаться, что это просто статуя, настолько парень был неподвижен. Ему хотелось рвать и метать, сшибая все на своем пути. Его съедала такая горечь, ярость и сожаление, которое вампир испытывал лишь тогда, когда его дедушку убили. Якобы убили, ведь оказалось, что он еще столько лет прожил в мучениях в семье той, которая недавно стала не безразлична Ланкастер.
Когда девушка вдруг решила что-то ему рассказать, Том послушно пошел за ней, даже пока и не думая о том, что же именно он услышит. Даже когда его усадили в кресло, парень казался отрешенным и будто бы не в этой реальность.
*в голове у Томаса*
Томас-младший стоял на балконе семейного поместья и хмуро смотрел на безоблачное ночное небо, которое освещала лишь почти полная луна - до полнолуния оставалась примерно неделя
Тут двери отворились и к парню подошел старик лет 60. Но легкая, бесшумная походка выдавала в нем вампира. 
-Ты всегда здесь размышляешь, когда расстроен или опечален чем-то. Так что же тебя гложет, мой юный Томас? - спросил старик и посмотрел на парня.
Томас усмехнулся, но в глаза так и остались серьезными
-Я такой предсказуемый? - и, не дождавшись ответа, продолжил: -Тебе ли не знать...краски сгущаются. Ходят слухи об охотниках на вампирах. И не каких то недоучек, а самим Морару...а из вампиров тут только...мы, дедушка. Только мы, да еще и такой большой клан. Они явно по наши головы пришли. Да и на душе тревожно...

*удручающая реальность*
Вздрогнув, Томас все таки вернулся в эту прохладную комнату и, взмахнув палочкой, разжег в камине огонь. Хоть ему и не нужно было тепло, почему то хотелось именно этого
Тут вернулась девушка с каким то чемоданом и положила его перед ним. Сначала он просто безучастно смотрел на Рюэ, но с каждым ее словом глаза вампира наливались кровью и на нее уже смотрел не тот добрый Том, а разъярённый представитель семьи Ланкастера, чья рана от рук Морару не зажила до сих пор.
Но когда Сарториус закончила, вампир вдруг резко вскочил, схватил палочку и произнес: "Оглохни!". Когда заклятие было наложено на всю комнату, тот яростно перевернул стол, который стоял перед ним и толкнул Рюэ, чтобы та довольно грубо приземлилась на другое кресло
-Зачем ты мне все это рассказываешь?! Хочешь показаться такой доброй и наивной, которая попросту игралась с бедным вампиром?? Который просто напросто спас не того человека!

Дата: Среда, 26.08.2020, 00:50 | Сообщение #3924
Всё произошло очень быстро. Смена выражения на лице Томаса, его заклинание, перевёрнутый стол, толчок... Приземление в кресло, достаточно жёсткое. Было некое состояние отстранённости, будто всё это происходит не здесь и не сейчас. Словно это не реальность, а какая-то дерьмовая мыльная опера с идиотскими семейными драмами. Можно было бы продолжать сохранять равнодушие, тупиться взглядом в стену и сочувствовать трагедии семьи Ланкастеров, пресмыкаться и вымаливать у них прощения за... За что? За ошибки предков? За то, что этот вампир по своей воле решил спасти человека на глазах у других? За спасение его от возможных мук? Каждое слово Томаса, сказанное с упрёком, разжигало в душе какую-то ярость, эмоции, от которых я давно пыталась скрыться. И они разом вырвались наружу.
Резко встав с кресла, я приблизилась к нему вплотную и посмотрела прямо в глаза вампиру, слегка посмотрев вверх, чтобы достигнуть уровня его глаз. Если раньше мой взгляд был кротким и кидался лишь украдкой, то сейчас они горели ярко-алым цветом, отображая настигнувшую в этот момент бурю, задевающую каждое неприятное воспоминание, связанное с охотниками и детством. Голос, раздавшийся позже, казался не моим и больше напоминал отчаянный крик, истерику: - Ну и сколько, чёрт подери, ещё мне нужно выслушать подобного дерьма? "Добрая"... "Наивная"... "Игралась"... Хахахаха, ты реально думаешь, что тупая мелкая девчонка смогла бы спасти вампира, находясь под постоянным присмотром морарских ублюдков, которых обучали УБИВАТЬ всю их ничтожную жизнь? Твоему дедушке ещё повезло, ведь...  - я отвела взгляд в сторону, не в силах продолжать этот выматывающий и бесполезный монолог, и посмотрела в пол, где лежал один из дневников, раскрытых где-то по середине от падения со стола. Там был адрес и... Обращение к Томасу? Из груди вырвался нервный смешок, когда после нескольких слов прочтения дошло, о чём оно. Ноги от переживания перестали держать, и я рухнула, сев прямо перед этой "книгой", медленно разрушающей мою жизнь всё больше. Вырвать и сжечь, а затем унести этот секрет навсегда с собой - вот первый порыв. Но вместо этого я, медленно приходящая в обычное состояние, просто подняла этот дневник и со оставшейся злобой кинула его в Ланкастера. - Кажется, кое-что мы оба не знали, хах, - в глубине души зарождалось чувство вины за такое поведение, но отчасти не хотелось отступать. Мы оба нагрубили друг другу, обменялись любезностями, но... Ведь похожи в чём-то? Нас обоих обвели вокруг пальца и оба в результате этих манипуляций пострадали.
Аниме форум » Чердак Анибоксят » Ролевая по Гарри Поттеру » Гостиная Когтеврана
  • Страница 262 из 262
  • «
  • 1
  • 2
  • 260
  • 261
  • 262
Поиск: